Максимов Александр Сергеевич
Должность:Журналист
Группа:Команда портала
Страна:Россия
Регион:Санкт-Петербург
21.05.2019
0
78
0 Религиозно-политический фон

Попытки освобождения Марии Стюарт, впрочем, не прекращались, а с начала 1580-х гг. даже участились. Вмешалась большая политика. Отношения Англии и Испании были достаточно напряжёнными как по экономическим, так и внеэкономическим причинам. Англия несколько опоздала к разделу мира, можно почитать про английскую буржуазную революцию  https://www.istmira.com/drugoe-novoe-vremya/13376-angliyskaya-burzhuaznaya-revolyuciya-kratko.html .
У Испании были богатые золотом и серебром рудники Перу и Мексики. Англичане же обрели Ньюфаундленд и близлежащие районы материка, где ничего не было, кроме нефти. В то время местные индейцы использовали её для промазывания щелей своих берестяных лодок, а европейские медики — для приготовления лекарств.

Английские пираты при негласной поддержке правительства стремились исправить эту историческую несправедливость. Они нападали на суда, перевозившие золото и серебро из Америки в Испанию, а то и грабили города в Испанской Америке. Мореплаватель Френсис Дрейк в 1572 г. на Панамском перешейке захватил гавань Номбре-де-Диос, а в ней караван мулов с драгоценными металлами общей стоимостью 100 тыс. песо золотом. Он же в 1578— 1580 гг. совершил второе после Магеллана кругосветное путешествие, но отнюдь не в исследовательских целях. Испанские военные корабли упорно загоняли его на юг, и он имел основания полагать, что в Магеллановом проливе его уже ждут испанцы. Будущему рыцарю совсем не хотелось, говоря на пиратском жаргоне, «сушиться на солнышке», как называли повешение. Он пошёл ещё южнее, открыл носящий ныне его имя пролив между архипелагом Огненная Земля и Антарктидой, обогнул Южно-американский континент, обрушился на ничего не подозревавшие города Чили, Перу и Калифорнии. Затем его «Золотая лань» через Тихий океан вернулась на родину, где её ждала торжественная встреча. Подобные «подвиги» англичан не прибавляли любви к Англии со стороны Испании.

Другой конфликт был связан с Нидерландами. Там ещё в 1565 г. началось движение за освобождение от власти Испании, именуемое обычно в нашей литературе Нидерландской революцией (см. статью «Революция в Нидерландах»). Революция эта была связана с Реформацией, и протестантская Англия оказывалась как бы естественной союзницей восставших. При этом, однако, католическая Франция также поддерживала повстанцев. Елизавете не очень импонировали революционеры, даже самые умеренные. Но советники, в частности Сесил и Уолсингем, всячески уговаривали её помочь восставшим, да и интересы Англии на континенте требовали того же. В 1582 г. на помощь Нидерландам был отправлен английский отряд. Дальнейшие события вели ко всё большему и большему обострению отношений между Англией и Испанией. В 1585 г. голландцы предложили пост правительницы королеве Елизавете Английской. Та согласилась и назначила губернатором Соединённых провинций своего любимца графа Лестера. Но граф — слабый полководец, посредственный политик, но отменный интриган — перессорился со всеми и в 1587 г. отбыл в Англию.

[desc]Любая ссора, тем более ссора народов, имеет некую идеологическую составляющую[/desc]. Даже когда конфликт проистекает по вполне материальным причинам («делиться надо» американским золотом), каждая из сторон стремится представить всё так, будто именно она отстаивает правое дело. И вот здесь на помощь приходит религия. Не стоит понимать это в том смысле, будто религия — для дурачков, а прожжённые политики лишь используют её, чтобы морочить головы людям. Такое тоже бывало, но и истинной религиозности не следует исключать из человеческих побуждений. Так вот, испанцы, во всяком случае многие из них, подобные фанатику Филиппу II , считали англичан (и голландцев) еретиками, оскорбляющими Бога самим своим существованием, не имеющими права на жизнь. Англичане, в свою очередь, видели в «папистских заблуждениях» прямой путь в ад. Но было ещё одно обстоятельство. Вообще-то католичество, как известно, религия наднациональная, не связанная ни с одним конкретным народом, англиканство же — вера Англии. Так вот, и вполне самопроизвольно, из народных глубин, и с помощью хорошо организованной Сесилом и Уолсингемом пропаганды в сознании людей складывалась формула: англичане = англикане, католики = испанцы. Правда, в самой Англии, конечно, надо быть англиканином, но вне её все протестанты (и шотландские, и голландские) — братья. А вот католики суть либо собственно испанцы, либо испанские прихвостни. Получалось, что любой английский католик есть изменник, враг родины, агент мадридского двора. Борьба была и национальной, и религиозной.

Но и среди англичан имелись католики. Вера была им дороже отечества, и не были они простыми наймитами чужой власти. В 1570-х гг. в южной части Испанских Нидерландов (позднее они образуют Бельгию) стали создаваться иезуитские колледжи для подготовки английских католиков. В 1579 г. первые иезуиты стали проникать в Англию. Английская пропаганда обвиняла их, и, похоже, не без оснований, в попытках устройства заговоров с целью свержения, а то и убийства английской королевы. Елизавета Английская была отлучена от Католической церкви ещё в 1570 г. В 1581 г. Филиппу Испанскому представили докладную записку с предложением организовать её убийство. Король начертал на ней: «С нами благословение Господне». Группа английских иезуитов, обучавшихся в Испанских Нидерландах, стала готовить покушение, но их обнаружили. Кто-то был казнён, кому-то удалось скрыться, но опасность для королевы не исчезла.

скачать dle 12.1


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наши услуги



Мы в соц. сетях

Яндекс.Метрика

    Персональные сообщения