Воронцова Лариса Анатольевна
Должность:преподаватель
Группа:Посетители
Страна:Россия
Регион:ХМАО, г. Пыть-Ях
01.11.2015
0
375
1

Современный бальный танец как синтез спорта и искусства.

                  Современный бальный танец как синтез спорта и искусства.

Долгое время в Советской России бальный танец был позабыт, быть может, за исключением вальса. Идеологи от власти утверждали, что бальная хореография является чужеродным элементом буржуазной культуры и лишь с началом "хрущевской оттепели" во второй половине ХХ века бальный танец вновь становится популярным.

Сегодня этот вид хореографии соединяет в себе спорт и искусство. В начале 70-х годов проводились специальные научно-медицинские исследования, результаты которых доказали всем, что по физическим нагрузкам, которые танцоры испытывают в танце, этот вид может быть соотнесен со спортивным. Три минуты венского вальса приравнивались к бегу спортсмена на 200 метров, с полной выкладкой. Можно сравнить: спортсмен пробегает стометровку один-два раза за соревнование, а на большом турнире танцоры могут выходить на паркет по правилам до тридцати раз в течение дня. Если помножить эти 30 раз на полторы-две минуты танца, получается около часа. Именно поэтому бальный танец в последнее время стали повсеместно называть спортивным. В нашей работе мы также будем придерживаться данной терминологии.

В спортивном танце спорт и искусство объединились самым органичным способом, являя зрителю гармонию сильных и красивых тел мужчины и женщины, слившихся ритмом и мелодией и отражающих всю широту оттенков проявления любви, гордыни, ревности, драмы, личностной яркости и индивидуальности каждого из партнеров.

Именно это соединение и производит на зрителя ярчайшее впечатление, затрагивая самые различные направления его восприятия от психологии до физиологии.

Не менее глубокое влияние спортивный танец оказывает и на самих танцоров, поскольку необходимость тренировать свое тело, воображение, восприятие музыки, учиться искусству перевоплощения, тонко чувствовать характер музыки, танца и своего образа в нем, стиль – все это полностью меняет как внешний, так и внутренний облик танцора и неизмеримо его обогащает.

В дискуссиях по поводу этнической принадлежности спортивного танца, исследователи пришли к выводу, что в настоящее время спортивный танец не имеет национальности и, таким образом, не является чуждой культурой в других этносах, к которым не имеют отношения танцы спортивных программ – европейской и латиноамериканской.

На самом деле, за последние годы спортивный танец интегрировал в себе огромное число различных видов хореографии, от народного до современного танца, и стал искусством "всех времен и народов" среди других видов хореографии.

Тем не менее, различные слои общества с эстетической точки зрения воспринимают спортивный танец по разному, и это зависит и от возрастных, и от этнических, и от конфессиональных, и, наконец, от интеллектуальных особенностей личности каждого – и зрителя, и исполнителя.

И здесь основная суть в том, что спортивный танец своей спецификой затрагивает самые глубокие, архетипические, древние струны личности, массу проблем, связанных с табу и нравственностью, такие, как сексуальность и ее духовность, любовь и сохранение индивидуальности в ней и мужчины, и женщины.

Тем более сложно обстоит ситуация с восприятием детского спортивного танцевания, поскольку ребенок, в силу его возрастных особенностей психологического восприятия отношений между мужчиной и женщиной, не может отобразить в своем танце ни глубины этих отношений, ни их красоты и богатства, ни философской сути, ни собственно сексуальности, ввиду отсутствия должного для такого творчества жизненного опыта.

Тем не менее, сама субкультура танцевального спорта, определяющая стиль танцевальных отношений, общения и поведения танцоров прививает ребенку с первых лет занятия танцами такой образ жизни (не только в этой социальной группе, но и в обществе в целом), который большинство мыслящих людей считают красивым именно в эстетическом понимании этого слова.

Это и более высокий уровень культуры во внешнем виде (танцевальный имидж), поведении, отношениях с другими людьми – взрослыми и детьми, с противоположным полом, согласно своей половой роли. А так же и уровень творческого восприятия музыки и танца, театрального искусства и проблемы собственной реализации в мире людей, как творческой, так и личностной.

Таким образом, при всем своем сущностном несоответствии детскому возрасту, спортивный танец формирует в танцорах с детства один из важнейших психолого-эстетических принципов. Опытный же танцор, впитавший в себя таковой образ жизни, по сути, становится именно таким человеком.

Спортивный танец объединил в себе не просто спорт и искусство, а представляет собой богатейший вид творчества, отражающий в себе все красоты мира, которые может показать человек, используя лишь один инструмент – собственное тело: красоту звука и ритма, линии, чувства, силы, скорости, напряжения и расслабления, цвета, сексуальности, возможностей тела человека как эластичного материала и как языка, понятного представителю любого этноса, а также красоту гармонии всех этих граней спортивного танца.

Поэтому танцор – настоящий, грамотный, мыслящий, чувствующий – совершенствует свое тело гимнастикой и бодибилдингом, изучает отличные от данного виды хореографии и спорта (например, фигурное катание), актерское мастерство и режиссуру, стилистику, как искусство создания образа, анализирует музыку, психологию межполовых отношений, сексуальность и эмоциональность, и их проявлении в творческом выражении. Большое значение имеет костюм танцора, как неотъемлемая часть сценического образа и здесь четко прослеживаются современные эстетические тенденции.

Вся эта огромная работа не может не отразиться на танце спортсмена, пройдя через призму души, опыта, представления о мире и о самом себе в нем. И, разумеется, такое проникновение в глубочайшие слои искусства и его философии не может не оказать влияния и на формирование личности танцора, его мировоззрения. Так же как и в других видах искусства, в танцах мастером, создающим мировые танцевальные шедевры своим телом, становится тот, кто виртуозно владеет своим инструментом плюс глубоко изнутри и философски воспринимает сам то, что передает своему зрителю.

Момент настоящей передачи действительного образа и характера в бальном танце по-своему сложен и интересен. Интерес заключается в том, что нет определенного сценария, точного текста танцевальной партии, пошагового описания логического хода событийности. Танцор, если можно так выразиться, не имеет точного руководства к приложению своих творческих актерских способностей. Откуда брать мотивацию своих резких или плавных движений, неожиданных разворотов и падений, прыжков и красивых линий? Все мы знаем, что композиция в бальном танце не несет в себе практически ни какого подтекста, не имеет какой-либо определенной сюжетной линии. Тренер, ставящий композицию паре, берет для себя несколько критериев: ряд последовательных фигур должен соответствовать уровню и классу пары; внимание уделяется так же соответствию физической и технической оснащенности пары со сложностью исполнения фигуры; небольшой уклон делается в сторону стильных примочек, музыкальности исполнения в зависимости от класса танцующих. Далее идет кропотливая каждодневная отработка с выходом в итоге на паркет. Поэтому зритель чаще всего даже на конкурсах достаточно высокого класса наблюдает внешнюю, красочную оболочку танца: нарядные костюмы, загорелые, стройные тела, строгое техничное исполнение фигур. Зритель слышит заводящую ритмичную музыку, увлекается азартом состязательного процесса.

Бальный танец в итоге с потерей характерности и образности танцоров, опускается в разряд рядового спортивного состязания. Именно в потере целостного характерного образа в танце, видится главная проблема. Ведь, раз уж на то пошло, если бальная хореография впоследствии не подчинится четкой систематизации, не будут найдены для нее четкие критерии оценочной судимости, спорт просто отойдет на второй план или вообще практически потеряет существенное влияние на бальный танец. Причем роль этого влияния далеко неоднозначна.

Следовательно, допускать так называемый уход искусства из сферы бальной хореографии не в коем случае нельзя. Основная задача в этом вопросе ложится на педагога. Его работа с танцевальным дуэтом обязательно должна вестись в свете развития творческого потенциала пары, ее актерских возможностей. На каждом своем уроке опытный преподаватель должен умело вводить танцоров в творческий мир бального танца, находить его образ, а так же характер и образ каждого танца в отдельности. Еще он должен учить ребят видеть себя в каждом из этих образов, жить в них.

Мало быть сверхэмоциональным танцором, научиться наслаждаться музыкой и движением и расплескивать по паркету, таким образом, созданное настроение. На современном этапе этого оказалось не достаточно, поэтому сложился своеобразный кризис развития бального танца в сфере искусства.

Как уже говорилось выше, композиция в бальном танце не предполагает описания четкой последовательности событий, и, казалось бы, не может служить помощником танцору в создании его образа. Да, балет, на первый взгляд, имеет здесь несомненное преимущество. В балетной постановке действие заранее предопределено и известно не только танцорам, постановщику, но чаще самому зрителю. Плюс музыкальная партитура все время подчеркивает развитие сюжета. Сам оркестр создает мощное настроение, полностью совпадающее с действием на сцене. Какими же приемами в таком случае добиться появления действительного образа и характера в бальном танце?

Дело в том, что отсутствие определяющего сюжета можно считать большим преимуществом бального танца. Снятие строгих рамок и условий, обязательно предписывающих очередную инициативу танцора, открывает огромные перспективы для творчества и импровизации. При этом материал для создания характерного образа в танце может быть достаточно объемным и глубоким. Его нужно брать из истоков самобытной культуры того или другого этноса. Необходимо проникнуться отношениями людей того времени (будь то экономические или общечеловеческие), их переживаниями и радостями, неповторимой историей. Все это нужно перенести в наше время и совместить с нынешней действительностью. Для воплощения глубокого характерного образа в своем танце, современный дуэт должен впитывать не только танцевальную культуру, но и культуру человечества в целом.

 

Партнер и партнерша должны интересоваться различными видами искусства и спорта, развивая тем самым свои творческие натуры, и проецируя накопленный опыт в сферу бального танца. Если культивировать именно такой многогранный подход к развитию творческой личности, то со временем танцевальный дуэт сможет добиться демонстрации того или иного душевного состояния в наимощнейшем его проявлении, почти не завися от музыкальных акцентов, а уж тем более от строгого сценического действа. Исполнители смогут напрямую, так сказать, без ненужного, сюжетного посредничества находить чистые состояния эмоционального и духовного подъема не только в себе, но, главное, в зрителе. Музыка, освещение, обстановка, вариация будут в данном случае лишь очень небольшими составными частичками всеобъемлющего, глубинного характерного образа, создаваемого на паркете истинными мастерами бального танца.                  Современный бальный танец как синтез спорта и искусства.

Долгое время в Советской России бальный танец был позабыт, быть может, за исключением вальса. Идеологи от власти утверждали, что бальная хореография является чужеродным элементом буржуазной культуры и лишь с началом "хрущевской оттепели" во второй половине ХХ века бальный танец вновь становится популярным.

Сегодня этот вид хореографии соединяет в себе спорт и искусство. В начале 70-х годов проводились специальные научно-медицинские исследования, результаты которых доказали всем, что по физическим нагрузкам, которые танцоры испытывают в танце, этот вид может быть соотнесен со спортивным. Три минуты венского вальса приравнивались к бегу спортсмена на 200 метров, с полной выкладкой. Можно сравнить: спортсмен пробегает стометровку один-два раза за соревнование, а на большом турнире танцоры могут выходить на паркет по правилам до тридцати раз в течение дня. Если помножить эти 30 раз на полторы-две минуты танца, получается около часа. Именно поэтому бальный танец в последнее время стали повсеместно называть спортивным. В нашей работе мы также будем придерживаться данной терминологии.

В спортивном танце спорт и искусство объединились самым органичным способом, являя зрителю гармонию сильных и красивых тел мужчины и женщины, слившихся ритмом и мелодией и отражающих всю широту оттенков проявления любви, гордыни, ревности, драмы, личностной яркости и индивидуальности каждого из партнеров.

Именно это соединение и производит на зрителя ярчайшее впечатление, затрагивая самые различные направления его восприятия от психологии до физиологии.

Не менее глубокое влияние спортивный танец оказывает и на самих танцоров, поскольку необходимость тренировать свое тело, воображение, восприятие музыки, учиться искусству перевоплощения, тонко чувствовать характер музыки, танца и своего образа в нем, стиль – все это полностью меняет как внешний, так и внутренний облик танцора и неизмеримо его обогащает.

В дискуссиях по поводу этнической принадлежности спортивного танца, исследователи пришли к выводу, что в настоящее время спортивный танец не имеет национальности и, таким образом, не является чуждой культурой в других этносах, к которым не имеют отношения танцы спортивных программ – европейской и латиноамериканской.

На самом деле, за последние годы спортивный танец интегрировал в себе огромное число различных видов хореографии, от народного до современного танца, и стал искусством "всех времен и народов" среди других видов хореографии.

Тем не менее, различные слои общества с эстетической точки зрения воспринимают спортивный танец по разному, и это зависит и от возрастных, и от этнических, и от конфессиональных, и, наконец, от интеллектуальных особенностей личности каждого – и зрителя, и исполнителя.

И здесь основная суть в том, что спортивный танец своей спецификой затрагивает самые глубокие, архетипические, древние струны личности, массу проблем, связанных с табу и нравственностью, такие, как сексуальность и ее духовность, любовь и сохранение индивидуальности в ней и мужчины, и женщины.

Тем более сложно обстоит ситуация с восприятием детского спортивного танцевания, поскольку ребенок, в силу его возрастных особенностей психологического восприятия отношений между мужчиной и женщиной, не может отобразить в своем танце ни глубины этих отношений, ни их красоты и богатства, ни философской сути, ни собственно сексуальности, ввиду отсутствия должного для такого творчества жизненного опыта.

Тем не менее, сама субкультура танцевального спорта, определяющая стиль танцевальных отношений, общения и поведения танцоров прививает ребенку с первых лет занятия танцами такой образ жизни (не только в этой социальной группе, но и в обществе в целом), который большинство мыслящих людей считают красивым именно в эстетическом понимании этого слова.

Это и более высокий уровень культуры во внешнем виде (танцевальный имидж), поведении, отношениях с другими людьми – взрослыми и детьми, с противоположным полом, согласно своей половой роли. А так же и уровень творческого восприятия музыки и танца, театрального искусства и проблемы собственной реализации в мире людей, как творческой, так и личностной.

Таким образом, при всем своем сущностном несоответствии детскому возрасту, спортивный танец формирует в танцорах с детства один из важнейших психолого-эстетических принципов. Опытный же танцор, впитавший в себя таковой образ жизни, по сути, становится именно таким человеком.

Спортивный танец объединил в себе не просто спорт и искусство, а представляет собой богатейший вид творчества, отражающий в себе все красоты мира, которые может показать человек, используя лишь один инструмент – собственное тело: красоту звука и ритма, линии, чувства, силы, скорости, напряжения и расслабления, цвета, сексуальности, возможностей тела человека как эластичного материала и как языка, понятного представителю любого этноса, а также красоту гармонии всех этих граней спортивного танца.

Поэтому танцор – настоящий, грамотный, мыслящий, чувствующий – совершенствует свое тело гимнастикой и бодибилдингом, изучает отличные от данного виды хореографии и спорта (например, фигурное катание), актерское мастерство и режиссуру, стилистику, как искусство создания образа, анализирует музыку, психологию межполовых отношений, сексуальность и эмоциональность, и их проявлении в творческом выражении. Большое значение имеет костюм танцора, как неотъемлемая часть сценического образа и здесь четко прослеживаются современные эстетические тенденции.

Вся эта огромная работа не может не отразиться на танце спортсмена, пройдя через призму души, опыта, представления о мире и о самом себе в нем. И, разумеется, такое проникновение в глубочайшие слои искусства и его философии не может не оказать влияния и на формирование личности танцора, его мировоззрения. Так же как и в других видах искусства, в танцах мастером, создающим мировые танцевальные шедевры своим телом, становится тот, кто виртуозно владеет своим инструментом плюс глубоко изнутри и философски воспринимает сам то, что передает своему зрителю.

Момент настоящей передачи действительного образа и характера в бальном танце по-своему сложен и интересен. Интерес заключается в том, что нет определенного сценария, точного текста танцевальной партии, пошагового описания логического хода событийности. Танцор, если можно так выразиться, не имеет точного руководства к приложению своих творческих актерских способностей. Откуда брать мотивацию своих резких или плавных движений, неожиданных разворотов и падений, прыжков и красивых линий? Все мы знаем, что композиция в бальном танце не несет в себе практически ни какого подтекста, не имеет какой-либо определенной сюжетной линии. Тренер, ставящий композицию паре, берет для себя несколько критериев: ряд последовательных фигур должен соответствовать уровню и классу пары; внимание уделяется так же соответствию физической и технической оснащенности пары со сложностью исполнения фигуры; небольшой уклон делается в сторону стильных примочек, музыкальности исполнения в зависимости от класса танцующих. Далее идет кропотливая каждодневная отработка с выходом в итоге на паркет. Поэтому зритель чаще всего даже на конкурсах достаточно высокого класса наблюдает внешнюю, красочную оболочку танца: нарядные костюмы, загорелые, стройные тела, строгое техничное исполнение фигур. Зритель слышит заводящую ритмичную музыку, увлекается азартом состязательного процесса.

Бальный танец в итоге с потерей характерности и образности танцоров, опускается в разряд рядового спортивного состязания. Именно в потере целостного характерного образа в танце, видится главная проблема. Ведь, раз уж на то пошло, если бальная хореография впоследствии не подчинится четкой систематизации, не будут найдены для нее четкие критерии оценочной судимости, спорт просто отойдет на второй план или вообще практически потеряет существенное влияние на бальный танец. Причем роль этого влияния далеко неоднозначна.

Следовательно, допускать так называемый уход искусства из сферы бальной хореографии не в коем случае нельзя. Основная задача в этом вопросе ложится на педагога. Его работа с танцевальным дуэтом обязательно должна вестись в свете развития творческого потенциала пары, ее актерских возможностей. На каждом своем уроке опытный преподаватель должен умело вводить танцоров в творческий мир бального танца, находить его образ, а так же характер и образ каждого танца в отдельности. Еще он должен учить ребят видеть себя в каждом из этих образов, жить в них.

Мало быть сверхэмоциональным танцором, научиться наслаждаться музыкой и движением и расплескивать по паркету, таким образом, созданное настроение. На современном этапе этого оказалось не достаточно, поэтому сложился своеобразный кризис развития бального танца в сфере искусства.

Как уже говорилось выше, композиция в бальном танце не предполагает описания четкой последовательности событий, и, казалось бы, не может служить помощником танцору в создании его образа. Да, балет, на первый взгляд, имеет здесь несомненное преимущество. В балетной постановке действие заранее предопределено и известно не только танцорам, постановщику, но чаще самому зрителю. Плюс музыкальная партитура все время подчеркивает развитие сюжета. Сам оркестр создает мощное настроение, полностью совпадающее с действием на сцене. Какими же приемами в таком случае добиться появления действительного образа и характера в бальном танце?

Дело в том, что отсутствие определяющего сюжета можно считать большим преимуществом бального танца. Снятие строгих рамок и условий, обязательно предписывающих очередную инициативу танцора, открывает огромные перспективы для творчества и импровизации. При этом материал для создания характерного образа в танце может быть достаточно объемным и глубоким. Его нужно брать из истоков самобытной культуры того или другого этноса. Необходимо проникнуться отношениями людей того времени (будь то экономические или общечеловеческие), их переживаниями и радостями, неповторимой историей. Все это нужно перенести в наше время и совместить с нынешней действительностью. Для воплощения глубокого характерного образа в своем танце, современный дуэт должен впитывать не только танцевальную культуру, но и культуру человечества в целом.

Партнер и партнерша должны интересоваться различными видами искусства и спорта, развивая тем самым свои творческие натуры, и проецируя накопленный опыт в сферу бального танца. Если культивировать именно такой многогранный подход к развитию творческой личности, то со временем танцевальный дуэт сможет добиться демонстрации того или иного душевного состояния в наимощнейшем его проявлении, почти не завися от музыкальных акцентов, а уж тем более от строгого сценического действа. Исполнители смогут напрямую, так сказать, без ненужного, сюжетного посредничества находить чистые состояния эмоционального и духовного подъема не только в себе, но, главное, в зрителе. Музыка, освещение, обстановка, вариация будут в данном случае лишь очень небольшими составными частичками всеобъемлющего, глубинного характерного образа, создаваемого на паркете истинными мастерами бального танца.                  Современный бальный танец как синтез спорта и искусства.

Долгое время в Советской России бальный танец был позабыт, быть может, за исключением вальса. Идеологи от власти утверждали, что бальная хореография является чужеродным элементом буржуазной культуры и лишь с началом "хрущевской оттепели" во второй половине ХХ века бальный танец вновь становится популярным.

Сегодня этот вид хореографии соединяет в себе спорт и искусство. В начале 70-х годов проводились специальные научно-медицинские исследования, результаты которых доказали всем, что по физическим нагрузкам, которые танцоры испытывают в танце, этот вид может быть соотнесен со спортивным. Три минуты венского вальса приравнивались к бегу спортсмена на 200 метров, с полной выкладкой. Можно сравнить: спортсмен пробегает стометровку один-два раза за соревнование, а на большом турнире танцоры могут выходить на паркет по правилам до тридцати раз в течение дня. Если помножить эти 30 раз на полторы-две минуты танца, получается около часа. Именно поэтому бальный танец в последнее время стали повсеместно называть спортивным. В нашей работе мы также будем придерживаться данной терминологии.

В спортивном танце спорт и искусство объединились самым органичным способом, являя зрителю гармонию сильных и красивых тел мужчины и женщины, слившихся ритмом и мелодией и отражающих всю широту оттенков проявления любви, гордыни, ревности, драмы, личностной яркости и индивидуальности каждого из партнеров.

Именно это соединение и производит на зрителя ярчайшее впечатление, затрагивая самые различные направления его восприятия от психологии до физиологии.

Не менее глубокое влияние спортивный танец оказывает и на самих танцоров, поскольку необходимость тренировать свое тело, воображение, восприятие музыки, учиться искусству перевоплощения, тонко чувствовать характер музыки, танца и своего образа в нем, стиль – все это полностью меняет как внешний, так и внутренний облик танцора и неизмеримо его обогащает.

В дискуссиях по поводу этнической принадлежности спортивного танца, исследователи пришли к выводу, что в настоящее время спортивный танец не имеет национальности и, таким образом, не является чуждой культурой в других этносах, к которым не имеют отношения танцы спортивных программ – европейской и латиноамериканской.

На самом деле, за последние годы спортивный танец интегрировал в себе огромное число различных видов хореографии, от народного до современного танца, и стал искусством "всех времен и народов" среди других видов хореографии.

Тем не менее, различные слои общества с эстетической точки зрения воспринимают спортивный танец по разному, и это зависит и от возрастных, и от этнических, и от конфессиональных, и, наконец, от интеллектуальных особенностей личности каждого – и зрителя, и исполнителя.

И здесь основная суть в том, что спортивный танец своей спецификой затрагивает са

Комментарии пользователей /0/
Комментариев нет...
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наши услуги



Мы в соц. сетях

    Персональные сообщения