Соколова Людмила Александровна
Должность:не указана
Группа:Посетители
Страна:Республика Казахстан
Регион:не указан
14.03.2015
0
1255
2

Методическая разработка к уроку литературы в 10 классе «Тема народного патриотизма в романе –эпопее Л. Н. Толстого «Война и мир»

 

Методическая разработка к уроку литературы в 10 классе

«Тема народного патриотизма в романе –эпопее Л. Н. Толстого

«Война и мир»

 

 

План.

 

I Историческая тема в творчестве Л. Н. Толстого.

   «Война и мир» - роман - эпопея. Особенности жанра.

II Тема народного патриотизма в романе Л. Н. Толстого «Война и мир».

1.     Изображение в романе исторических событий 1805 – 1812 годов.

2.     «Мысль народная» в романе.

3.     Патриотизм русского народа в борьбе с врагами.

4.     Партизанское движение Отечественной войны 1812 года.

5.     Подвиг русского народа в Бородинской битве.

6.     Кто же настоящие герои? (образы Тимохина, Тушина, Щербатого).

III. Главная идея романа – осуждение захватнических войн.

    Лев Толстой в современном мире.

 

 

 

      В конце 1863 г. Толстой начал работать над романом «Война и мир». Работа над романом отняла у Толстого свыше шести лет. «Я никогда не чувствовал свои умственные и даже все нравственные силы столько способными к работе, - писал он о себе в это время. – Я теперь писатель всеми силами своей души, и пишу и обдумываю, как я ещё никогда не писал и не обдумывал». Первоначально роман был задуман как произведение о декабристе, который в 1856 году возвращается с семейством из ссылки «и примеряет свой строгий и несколько идеальный взгляд к новой России». Толстого привлекало в декабристах чувство высокого гражданского долга и служение общественному идеалу. Работа над материалом настолько увлекла писателя, что он переменил свой план и постепенно перешёл к выводу, что писать нужно исторический роман из эпохи наполеоновских войн. 

      К этому Толстого побуждала собственная эпоха. Современные исследователи его творчества справедливо подчёркивают, что «историческая тема в творчестве Толстого была подготовлена всем предшествующим его развитием и событиями русской общественно-политической жизни», которая даёт объяснение и тому, «почему от эпохи 1825 года он продвинулся к эпохе 1812 года»

      Эпоха 1812 года увлекала Толстого с ранних лет. Он живо интересовался героическими событиями той истории, слышал и записал рассказы некоторых участников войны 1812 года, хорошо знал документальную, мемуарную и художественную литературу о войне русского народа против Наполеона, в том числе произведения Пушкина, восхищался лермонтовским «Бородино», ставшим впоследствии, по признанию Толстого, «зерном» его «Войны и мира».

      Но, понимая всё величие и значение 1812 года для России, Толстому, по его собственному признанию, «совестно было писать о нашем торжестве в борьбе с Бонапартовской Францией, не описав наших неудач и нашего срама. Ежели причина нашего торжества была не случайна, но лежала в сущности характера русского народа и войска, то характер этот должен был выразиться ещё ярче в эпоху неудач и поражений».

      Работа над романом потребовала от Толстого колоссальных усилий. «Везде, где в моём романе говорят и действуют исторические личности, - признавался писатель в статье «Несколько слов по поводу книги «Война и мир», я не выдумывал, а пользовался материалами, из которых у меня во время моей работы образовалась целая библиотека…». В произведении были поставлены имевшие огромное значение проблемы, не потерявшие важности и для последующих поколений. Была создана национальная героическая эпопея и реалистический роман одновременно. Роман охватывает 15 лет из жизни России и Европы, до предела насыщенных грандиозными историко-военными событиями. В нём более пятисот действующих лиц, в основу многих художественных образов положены исторические прототипы.

      Роман-эпопея – широко принятое жанровое определение произведения Толстого «Война и мир», бесспорно, заключает в себе многие важнейшие признаки эпопеи.

      Полнота охвата бытия – от великого до малого, универсальность содержания – одна из главных черт эпоса – налицо в повествовании Толстого.

      Книга слагается, в сущности, из множества картин мирной и военной жизни, каждая из которых у Толстого, помимо своего значения в системе целого, имеет и какой-то собственный, «самоценный» смысл.

      Это стремление «захватить всё», как выражался сам Толстой, - вообще способ его художественного видения, мышления в «Войне и мире».

    Исторические деятели (Александр I, Наполеон, Сперанский, Кутузов и многие другие), незаметные участники войны, лучшие люди своего времени и стяжатели, карьеристы проходят по страницам романа. Толстой создал множество разнообразных типов, характеров, показал именно массу людей.

    Но писатель представлял себе сотни тысяч людей – творцов истории – не как безликую массу. Он изображает неповторимо своеобразные черты каждого человека. Все герои Толстого – живые люди, настолько живые, что мы видим их лица, слышим голоса, проникаем в их внутренний мир, узнаём их тайные мысли, любим или презираем их. Мировая литература не знала подобного произведения.  «Это не роман, ещё менее поэма, ещё менее историческая хроника, - писал Толстой, - «Война и мир» есть то, что хотел и мог выразить автор в той форме, в которой оно выразилось». Изучая это грандиозное произведение, литературоведы назвали его историческим романом-эпопеей. Роман-эпопея повествует нам о знаменательных событиях из истории страны, освещает важные стороны народной жизни, взгляды, идеалы, быт и нравы различных слоёв общества. Оценка событий в романе-эпопее даётся с точки зрения интересов всего народа.

    Огромный жизненный материал в романе-эпопее объединён общим смыслом, что придает ему законченность и стройность.

    «Чтобы произведение было хорошо, надо любить в нём главную, основную мысль», - говорил Толстой. По его признанию, в романе «Война и мир» он любил «мысль народную», вследствие войны 1812 года.

    Интерес к героической эпохе 1812 года не был случайным: недавнее военное поражение в Крымской войне всё более заставляло писателя задумываться над тем, что в русском народе заложены не только громадные нравственные силы, которые позволяют ему пережить катастрофу и подняться  впоследствии на более высокую ступень общественного развития;  в сознании Толстого русский народ облекался в главную историческую силу движения жизни России.

    «Мысль народная» обуславливает единство всего произведения, пронизывает все его главы. Писатель считал, что лишь «одухотворённая мысль» делает «бессмертным истинно великие произведения человеческого ума и сердца». Изучая «Войну и мир», мы видим, как любимая мысль писателя живёт в каждом образе, в каждой сцене, в каждой детали созданной им великой эпопеи.

    «Мысль народная» пронизывает и философские выводы Толстого, и изображение конкретных исторических событий, исторических деятелей, и обрисовку рядовых людей, оценку их нравственного облика и жизненного поведения.

    Главной идеей романа является осуждение захватнических войн и утверждение мира.

    II том эпопеи посвящён описанию мирной жизни русского общества в период между 18007 и 18012 гг. Картины эти, вобравшие в себя тревожное ожидание и предчувствие первой любви, неповторимое очарование человеческого счастья, подобно медленной лирической части симфонии, предшествуют героическим главам IIIи IVтомов, посвящённым грандиозным историческим событиям с их энтузиазмом народной борьбы в пору 1812 года. Кульминационным пунктом развития романа является Бородинское сражение, которое, по словам Толстого, «осталось навеки беспримерным подвигом». Толстой глубоко проникнул в суть исторического процесса и показал в последней стадии работы над романом, что главной силой, сокрушившей славу и величие Наполеона, был русский народ. Он рассказал о народной войне, которая «гвоздила» французов до тех пор, пока не уничтожила всё нашествие и в конечном счёте не довела Наполеона до поражения при Ватерлоо и заточения на острове Святой Елены.

    Рисуя картины страшной для французов партизанской войны, писатель показывает всю мощь русского народа, «навалившегося» на врага. Денис Давыдов, по верному наблюдению Толстого, «своим русским чутьём первый понял значение того страшного орудия, которое, не спрашивая правил военного искусства, уничтожало французов». По мнению князя Андрея Болконского, победа зависит «от того чувства, которое есть во мне, в нём, в каждом солдате». И это гордое ощущение своей правоты в борьбе с захватчиками, рождавшее в свою очередь уверенность в победе, этот грозный «дух народа», силу удара которого сразу почувствовали чужеземцы, явились для Толстого-баталиста основными мотивами при изображении событий при Бородино и последующих сражений.

    Толстой подробно описал отступление трёх русских армий (Барклая, Багратиона и Тормасова). Армии Барклая и Багратиона разделяло пространство длиною 100 вёрст, в этот прорыв и устремились основные силы французов, поставившие целью разгромить их поодиночке, одну за другой. Пытаясь задержать продвижение французов, Барклай-де-Толли выслал навстречу им корпус Остермана-Толстого и кавалерийские части. В романе описан бой, который завязался в 60 км от Витебска, у Бешенковичей, осада и сдача Смоленска, рассказано, как отнеслись придворные круги к назначению Кутузова главнокомандующим, упомянут смотр войск, сделанный полководцем у Царёво-Займища. Кутузов понимал, что спасение России заключается в планомерном отступлении русской армии в глубь страны; однако, будучи хорошо осведомлённым о настроениях в армии, он отчётливо осознавал всю необходимость той истины, что для поддержания морального духа войска необходимо дать генеральное сражение. В романе описано историческое совещание у главнокомандующего в Филях после сражения при Бородино, оставление и пожар в Москвы.

    После захвата французами Смоленска началась партизанская война, народ «спокойно ждал своей судьбы, чувствуя в себе силы в самую трудную минуту найти то, что должно было сделать. И как только неприятель подходил, богатейшие элементы населения уходили, оставляя своё имущество; беднейшие оставались и зажигали и истребляли то, что оставалось». Наполеон обвинял Кутузова в несоблюдении «правил войны». Толстой показал, что для русского народа война была не поединком фехтовальщиков, где требовалось выполнение «правил», а борьбой, где решалась судьба страны. «И благо тому народу, - замечает писатель, - … который в минуту испытания, не спрашивая о том, как по правилам поступали другие в подобных случаях, с простотою и лёгкостью поднимает первую попавшуюся дубину и гвоздит ею до тех пор, пока в душе его чувство оскорбления и мести не заменится презрением и жалостью».

    Народ начал партизанские действия самостоятельно, стихийно. Денис Давыдов первый узаконил их и придал организованные формы. Война приняла народный характер. «Партизаны уничтожали великую армию по частям… Были партии мелкие, сборные, пешие и конные, были мужицкие и помещичьи, никому не известные. Был начальником партии дьячок, взявший в месяц несколько сот пленных. Была старостиха Василиса, побившая сотню французов».

    Цели Отечественной войны ясны каждому ополченцу, крестьянину, солдату. Общее мнение выражает солдатик, встретившийся Пьеру в Можайске: «Всем народом навалиться хотят; одно слово – Москва. Один конец сделать хотят». Бородинская битва изображается как «народное сражение». «Скрытая теплота патриотизма», разгоревшаяся в душе каждого воина, и общий «дух войска» обусловили победу русских.

    Вспомним сцены на батарее Раевского. И молоденький офицерик, и Пьер, и краснокожий солдат – все охвачены общим чувством, хотя никто прямо не высказывает его.

    В Бородинской битве раскрывается подлинная красота русского человека. Толстой утверждает, что русскими была одержана «победа нравственная, та, которая убеждает противника в нравственном превосходстве своего врага и в своём бессилии». На наполеоновскую Францию в этой битве «была наложена рука сильнейшего духом противника».

    Толстой рисует величие подвига борющегося народа и вместе с тем тяготы, бедствия, муки, которые приносит война. Мужики разорены. В огне пожарищ гибнут города и сёла. Больно смотреть на «поломанную, выбитую, как градом, рожь», на дорогу, проложенную артиллерией по пашне.

   Вспомним отступление наших войск по смоленской дороге или преследование французов зимой 1812 года, какие тяжкие лишения вынесли на своих плечах русская армия, русские крестьяне! Людей «с изуродованными страданием лицами», «испуганных или обезумевших солдат», «бедствия народа и войска» - всё это правдиво рисует писатель. Но всё это он называет «страшной необходимостью» и с любовью, с гордостью и восторгом говорит о тех, кто вынес тяжкие испытания во имя освобождения родной земли.

    Солдаты, мужики, другие персонажи из народа появляются в различных частях произведения, действуют, высказывают свои суждения и исчезают. Каждый из них представляет индивидуальность, наделён конкретными чертами, и все вместе они дают представление о народе в целом, о его сложном диалектически противоречивом миросозерцании и деятельности. Слова Кутузова «чудесный, бесподобный народ» - это слова самого автора. Купец Ферапонтов вышел из мужиков и сохранил все особенности народных представлений о войне. Он убеждён, что французов не пустят в Москву: «Должно, наша взяла, сказано: не пустят. Значит, сила». Москва ассоциируется у него со всей Россией. Сообщение о сдаче Москвы порождает тревожную мысль о «погибели» России. Если уж Россия гибнет, то нечего спасать и своё добро. Ферапонтов кричит солдатам, чтобы забирали все его товары, чтобы ничего не оставалось «дьяволам». «Решилось! Расея! – крикнул он. - Алпатыч! решилась! Сам запалю. Решилась…» Толстой показывает, что среди купцов были и такие, кто старался сохранить своё добро. Таков гостинодворец с «выражением расчёта на сытом лице», просивший офицера защитить свои товары. Очень скоро крестьяне подмосковных деревень увидели истинное лицо своего врага: Карп и Влас отказались продавать французам фураж, взяли в руки оружие и ушли в лес. Во время войны 1805 года русская армия сражалась на чужой территории, кругом были чужие люди. Россия в этой войне не имела жизненных интересов, солдаты не знали, зачем погнали их в далёкие края. Старый холостяк Шиншин выражает свои мысли вопросом: « Зачем нас нелёгкая несёт воевать с Бонопартом…». Солдаты по – своему понимают надвигающуюся угрозу войны с Наполеоном: «Теперь пруссак бунтует. Австрияк его, значит, усмиряет. Как он замирится, тогда и с Бунопартом война откроется». Немного поговорив о войне, они переходят к разговору об отдыхе и еде, которые ждут их после трудного марша. Солдаты изображаются Толстым не так подробно, чем офицеры. Они добродушны, веселы, не теряют духа, любят родную русскую песню, которая и на чужой земле также воодушевляет их. «Песенники, вперёд!» - послышался крик капитана. И перед ротой с разных сторон выбежало человек двадцать. Барабанщик-запевала обернулся лицом к песенникам и, махнув рукой, затянул протяжную солдатскую песню, начинавшуюся: «То-то, братцы, будет слава нам с Каменским – отцом…». Песня эта была сложена в Турции и пелась теперь в Австрии, только с тем изменением, что на месте «Каменским-отцом» вставляли слова «Кутузовым-отцом». Солдаты поют и «Ах вы, сени мои, сени!», опасность делает их более собранными и спокойными: «…Чем ближе… к цепи французов, тем самоувереннее становился вид наших войск». На передовой солдаты весело занимаются мирными делами: носят дрова и хворост, строят «балаганчики», чинят у костров одежду. «Все лица были такие спокойные, как будто всё происходило не в виду неприятеля, перед делом, где должна была остаться на месте по крайней мере половина отряда, а как будто где-нибудь на родине, в ожидании спокойной стоянки». Солдат Сидоров, коверкая русские слова, начинает лопотать «по-французски», и это вызывает в цепи такой смех, что смеяться начинают даже французы. «… После этого, -  пишет Толстой, - казалось, нужно было поскорее разрядить ружья, взорвать заряды и разойтись поскорее всем по домам». В начале сражения под Шенграбеном Андрей Болконский видит на лицах солдат оживление: «Началось! Вот оно! Страшно и весело!»  - говорило лицо каждого солдата и офицера. В минуту опасности солдатская масса ещё более сплачивается.

        Перед Бородинским боем в армии всеобщее воодушевление. Ведь защищать нужно родную землю, Москву. Князь Андрей говорит Пьеру о том, что вся армия, и он сам, и Тимохин относятся к французам, как к врагам, преступникам, пришедшим разорять их родные дома, разорить Москву. Солдатам органически присуще чувство воинского долга. Особенно обстоятельно Толстой описывает в Бородинском сражении действия артиллеристов. На батарее Раевского «чувствовалось одинаковое и общее всем, как бы семейное оживление», солдаты без всякой паники заряжали орудия и стреляли, бодрость духа не покидала их в самые опасные моменты. Они «подавали заряды, поворачивались, заряжали и делали своё дело с напряжённым щегольством». Некоторым из солдат страшно, но они шуткой скрывают свою тревогу. Так «краснокожий» солдат, который боялся смерти, полёт каждого снаряда на батарею сопровождал шуткой. «Ай, нашему барину чуть шляпку не сбила»; «Эх, нескладная», - говорит он о вражеском ядре, попавшем в колесо пушки и раздробившем ногу солдату. Один из артиллеристов, увидев присевшего под пролетавшим ядром мужика, иронизирует: «Что, знакомая?» Толстой пишет, что в Бородинской битве на наполеоновскую Францию «была наложена рука сильнейшего духом противника». Русские солдаты и офицеры показали в этот день своё моральное превосходство над противником.

    На Бородинском поле в романе действуют тысячи людей, представители всех родов оружия. Все они создают образ коллективного героя. Характеристика некоторых персонажей коротка – из двух – трёх фраз, но она даёт представление о данном человеке, является необходимым штрихом в общей панораме напряжённой, несмолкающей битвы. В созданной писателем картине нет условных драматических эффектов, романтической приподнятости и патетики, всё просто, деловито, описание смерти соседствует с шуткой кого – либо из участников сражения. Изображённый Толстым мир находится в непрерывном движении, одно состояние сменяется другим. Но непреложной остаётся общность переживания, единое патриотическое чувство и цель.

    Изображая войну, Толстой следует принципам, которые выработал в пору «Севастопольских рассказов»: он показывает не скачущих воинов с развёрнутыми знамёнами и их полководцев, не парад, не блеск побед, а военные будни, рядовых солдат, их повседневный тяжёлый труд. Он раскрывает внутренний мир обыкновенного человека, обладающего неповторимой индивидуальностью, привлекающего своей душевной красотой. Писатель утверждает, что от воли и усилий массы таких вот простых, обыкновенных людей зависит исход исторических событий.

    Вспомним главы, посвящённые Шенграбенскому сражению. Перед нами пехотные полки, расстроенные под влиянием бессмысленного страшного слова «Отрезали!». «Нравственное колебание, решающее участь сражений, очевидно, разрешилось в пользу страха». Но тут на выручку приходит скромный, незаметный Тимохин. Ещё со времён Измаила он знает, что такое рукопашный бой. Не численное превосходство, не стратегические планы мудрых полководцев, а воодушевление ротного, увлекающего за собой солдат, повлияло на ход сражения. «Тимохин с таким отчаянным криком бросился на французов и с такою безумною и пьяною решительностью, с одной шпажкой, набежал на неприятеля, что французы, не успев опомниться, побросали оружие и побежали». Писатель показывает героизм человека, которого никто не считает героем, который и сам меньше всего думает о своём героизме. Но недаром Кутузов запомнил Тимохина и назвал его во время смотра в Браунау «измайловским товарищем», «храбрым офицером». Видно, не в первый раз совершал истинно героический поступок скромный офицер.

    Одним из наиболее значительных действующих лиц романа является капитан Тушин. С этим «маленьким грязным, худым артиллерийским офицером» читатель впервые знакомится в палатке маркитанта. Вторично он появляется на Шенграбенском поле, где батарея его заняла центральную позицию. Князь Андрей слышит разговор, доносящийся из балагана. Капитан Тушин говорит: «Коли бы возможно было знать, что будет после смерти, тогда бы смерти из нас никто не боялся». Солдаты роты Тушина весёлые, бодрые, знающие своё дело «красивые молодцы». В разгар боя Тушин и его солдаты  необыкновенно деятельны. Их чувства едины. «Солдаты… все, как дети в затруднительном положении, смотрели на своего командира». А он обращается к ним не как начальник, а как добрый друг. Своего любимого солдата он называет «дядей», любуется каждым его движением, к фейерверкеру обращается ласково: «голубчик», советуется с фельдфебелем Захарченко, к которому испытывает большое уважение. В каждом слове Тушина звучит простота и необыкновенная доброта. «Милая душа! Прощайте, голубчик,» - говорит он князю Андрею.

    Толстой неоднократно подчёркивает, что в облике Тушина нет ничего военного и тем более воинственного. Вспомним, как отдают честь начальству он и Жерков. Тушин с его слабыми, робкими и неловкими движениями делает это «совсем не так, как салютуют военные». Жерков же салютует «бойко, не отнимая руки от фуражки». Но в бою Жерков струсил, а Тушин показал себя настоящим воином. Недаром в том фантастическом мире, который под влиянием крайнего напряжения душевных сил сложился в его голове, «сам он представлялся себе огромного роста, мощным мужчиной, который обеими руками швыряет французам ядра». Внешне Тушин совсем иной, но такова сила его духа. Именно Тушин и Тимохин показаны как подлинные герои Шенграбенского сражения, Победа в Бородинском сражении, по словам князя Андрея, будет зависеть от того чувства, которое есть в нём, в Тимохине и в каждом солдате. «Завтра, что бы там ни было, мы выиграем сражение!» - говорит князь Андрей, и с ним соглашается Тимохин: «Вот, ваше сиятельство, правда, правда истинная».

    Дух народа – мстителя, находчивость и удаль русского крестьянства воплощена Толстым в образе партизана Тихона Щербатого. Это «самый полезный и храбрый человек» в отряде Денисова. С топором в руках идёт он на врага не потому, что кто-то его понуждает, а под воздействием естественного патриотического чувства и ненависти к непрошеным гостям. Эти чувства порой настолько сильны, что Тихон становится жестоким, французы для него враги и только враги. Мы ещё не видим Тихона, но слышим, как о нём говорят его товарищи по оружию. В их грубоватых словах чувствуется восхищение, уважение, даже своеобразная ласка: «Эка шельма», «Ну, ловок», «Экая бестия». Движения его ловки и быстры: в первый раз он появляется бегущим, мы следим, как он «бултыхнулся» в речку, «выбрался на четвереньках», «побежал дальше».

       Он весь в порыве действий. Рассказывая, он «неожиданно и гибко лёг на брюхо», «быстро и легко вскочил», «размахнулся руками». Так же динамична его речь: «Один и навернись… Я его таким манером и сграбь… Пойдём, говорю, к полковнику. Как загалдит! А тут их четверо. Бросились на меня с шпажками. Я на них таким манером топором: что вы, мол, Христос с вами…».

      Тихон Щербатый олицетворяет в себе качества, присущие всему русскому народу, с его силой, выносливостью, отвагой; фигура Тихона Щербатова с топором в руках как бы символизирует войну 1812 года в целом. Щербатый был несколько раз ранен, но не ходил в лазарет; ему было неизвестно чувство страха. «Когда надо было сделать что-нибудь особенно трудное и гадкое – выворотить из грязи повозку, за хвост вытащить из болота лошадь, ободрать её, залезть в самую середину французов, пройти в день по 50 вёрст, все указывали, посмеиваясь, на Тихона: « Что ему, чёрту, делается…». Толстой показывает, что в ответственные для родины моменты активность людей  возрастает; народ не только борется с внешним врагом, но и начинает думать о своём положении, осознает себя как силу.

      Создавая образ народа – мстителя, Толстой показывает не только его ненависть к врагу, решимость, энергию, смелость, но и его гуманизм. Недаром после всего того, что Пьер видел на Бородинском поле, солдаты и ополченцы представляются ему «с своими простыми, добрыми и твёрдыми лицами». «Простота, добро и правда» - это те высокие качества, которыми отличаются и отдельные герои «Войны и мира», и собирательный образ народа. В этом образе Толстой открывает и единство, и противоречивость, и целостность, и многоликость.

         Толстой считал войну 1812 года народной, понимая, что именно народ одержал победу над прежде непобедимой армией Наполеона. Эта точка зрения на Отечественную войну наиболее отчётливо выражена в беседе князя Андрея с Пьером накануне Бородинского сражения. Вспоминая войны 1805-1807 годов, Болконский утверждает: «Мы «ходили драться в Австрию и Пруссию, сами не зная зачем». О войне 1812 года он говорил совсем по- другому: «Французы разорили мой дом и идут разорять Москву, оскорбили и оскорбляют меня всякую секунду. Они враги мои, они преступники все, по моим понятиям. И так же думает Тимохин и вся армия. Надо их казнить».

   Работая над романом, Толстой напряжённо размышлял о роли народа в истории. Он пришёл к закономерному выводу, что главная сила России в народе. Народ - это все те, к

Комментарии пользователей /0/
Комментариев нет...
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наши услуги



Мы в соц. сетях

    Персональные сообщения