Витенко Людмила Владимировна
Должность:Научный сотрудник музея В.Г.Короленко
Группа:Посетители
Страна:Украина
Регион:Полтава
22.01.2015
0
682
1

Владимир Галактионович Короленко и полтавская Лига спасения детей

Владимир Галактионович Короленко

и полтавская

 Лига спасения детей

 

В1886 годув семье Короленко  родилась дочь. Но родившаяся с ребенком отцовская любовь распространила чувство ответственности и на другие детские жизни, а с ними вместе и на условия среды и быта, в которых им суждено жить. В.Г.Короленко писал: "В такие минуты особенно ясно   ощущаешь,   что   все   мы,   довольные    и счастливые,    роковым    образом,     коллективно  виноваты    перед   всеми   несчастными,    которые  плачут на ветру и в темноте ни в чем неповинные

                                                     дети… " [1. с.156]

 

 

 Рисунок 1.

Подпись: Рисунок 1.
Ж
изнь, творчество и общественно-политическая деятельность Владимира Галактионовича Короленко тесно связана с Полтавой. В этот тихий провинциальный городок он вместе с семьей переехал в 1900 году. Именно здесь писатель мечтал осуществить давние литературные замыслы, поправить здоровье. Но бурные события политической жизни, охватившие страну в начале ХХ века, не обошли стороной  Полтаву.  В круговороте социальных потрясений В.Г.Короленко не мог оставить без внимания страждущих людей, а тем более детей. Поэтому именно в 1918-1921 годах роль         В.Г.Короленко как право- защитника проявилась по особенному. Он взял на себя новую миссию – решение проблем социальной защиты детей.

Начатый в 1917 году большевистский эксперимент, направленный на немедленное строительство коммунистического общества,  а также  четырехлетняя братоубийственная гражданская война привели страну к разорению, полному уничтожению народного хозяйства, голоду. В.Г.Короленко уже в начале 1920 года предчувствовал и предсказывал будущую трагедию. Причину несчастья, надвигающегося на Россию, писатель видел, прежде всего, в ликвидации большевиками частной собственности на землю  и внедрения продовольственной раскладки для крестьян – самого главного элемента политики "военного коммунизма". "Наше правительство погналось за равенством и добилось только голода. Подавили самую трудоспособную часть народа, отняли у нее землю, и теперь земля лежит впусте". [нег с.216] Естественный товарообмен между промышленностью и сельским хозяйством заменили насильственным извлечением хлеба у крестьян. "Все будто столкнулось

Рисунок 2.

Подпись: Рисунок 2.
так, чтобы породить голод: самые трудоспособные элементы народа, самые разумные и знающие сельское хозяйство преследовались и убивались. Настоящий голод  не  стихийный. Он порождение излишней торопливости: нарушен естественный порядок труда, вызваны вперед худшие элементы, самые нетрудоспособные, и им дан перевес, а самые трудоспособные подавлены". [нег. с.215]

В.Г.Короленко отмечал и другую причину приближающегося голода – это, по его мнению, политика коммунистов, направленная на расслоение села, создание себе опоры в лице наибеднейших крестьян  и искусственному противостоянию их зажиточной части населения.

 

Рисунок 3.

Подпись: Рисунок 3.
Уничтожение экономического стоя страны после Октябрьского переворота 1917 года, разрушение семьи, безработица родителей толкает на улицу сотни подростков, лишая их возможности учиться. Обездоленные дети сбиваются в стаи, в которых процветает насилие, преступность. В поисках хлеба и тепла они двигаются на юг, в том числе и Полтаву.

В начале зимы 1921 года число беженцев достигало 120 тыс. взрослых и 100 тыс. детей, часть из которых умерло по дороге  на Украину. Очевидец этих событий доктор О.О.Несвицкий записал в своем дневнике: "С вокзала возят на кладбище множество трупов, замерзших в нетопленных товарных вагонах, которые везут массы голодающих. Умерших в вагонах присутствующие раздевают, и голые трупы выбрасывают из вагонов по дороге". [5, с. 40]   Даже местная коммунистическая пресса должна была признать: "Тысячи наших крестьян умирают голодной смертью. Десятки тысяч бьются в предсмертных судорогах. Длинные вереницы голодных, оставивших свое жилье и умирая с голода, тянуться уездом в поисках хотя бы крошки хлеба. Скелеты беспризорных детей мы видим повсюду. Каждый день приносит сотни смертей на почве голода. Суррогатов не хватает. Падло является единственной пищей голодных из бедных районов. Вот краткие устрашающие картины юга нашей губернии, свидетельствующие о том, что мы уже стоим накануне людоедства". [5, с.38]

Уже в 1918 году дикие бездомные дети на улицах Полтавы представляют собой обычное явление. В.Г.Короленко первый привлекает внимание власти и общественности на проблему спасения подрастающего поколения. Гибель сотен невинных детей воспринимается им как трагедия всемирного масштаба, которая свидетельствует о разрушении в обществе универсальных человеческих ценностей – милосердия и сочувствия.  Он призывает людей к активным действиям, руководствуясь лишь одним желанием – защитить права детей на жизнь, уберечь их от физического и духовного вымирания.

 

Рисунок 5.

Подпись: Рисунок 5.

Рисунок 4.

Подпись: Рисунок 4.
         Осенью 1918 года в условиях австро-немецкой оккупации, а также правления гетмана Скоропадского среди русской интеллигенции Полтавы возникает идея создания благотворительной организации, которая взяла бы на себя заботу о детях-сиротах и беспризорных. В.Г.Короленко берет на себя инициативу обращения к властям, касательно спасения детей в масштабах всей страны. Он высказывает Х.Г.Раковскому, члену НК РСФСР, мысль о необходимости создания чрезвычайного государственного органа защиты детей, сам же, не ожидая решения полтавских деятелей, инициирует  создание в Полтаве общественной организации – Лиги спасения детей, объединившей в дальнейшем около 200 интеллигентов городаРуководящим органом Лиги было правление (Совет уполномоченных), состоящее из 7 членов и 3 кандидатов. Со своей же среды выбирались: председатель, его заместитель, казначей и секретарь. Возглавлял организацию Семен Борисович Вексель. Членами правления были избранны Софья Владимировна Короленко – старшая дочь писателя и ее подруга – Мария Леопольдовна Кривинская, ведавшая хозяйственной частью, а сам Владимир Галактионович занял место
почетного председателя Лиги.  Они же добровольно взяли на себя обязанность помочь  несчастным детям России и Украины выжить в условиях голода, на фоне которого процветала цинга, дизентерия, тиф и холера.

Разные власти относились по-разному к Лиге спасения детей, во всяком случае, с некоторой недоверчивой осторожностью к ее политической окраске. Гетманское правительство считало ее социалистической организацией, Украинская Директория – большевистской, Советское правительство – буржуазной. Но Владимир Галактионович в своих выступлениях, воззваниях, обращениях старается подчеркнуть, что деятельность Лиги вне политики, что ее единственная цельпомощь и защита детей от голода и вымирания. [4, с.]

5 ноября (23 октября по старому стилю) 1918 года в "Киевской мысли"    № 205 была напечатана статья Владимира Галактионовича Короленко "На помощь русским детям", которая потрясла всю передовую общественность, как России, так и Украины: "Что делается в русских столицах, - всем известно. Жизнь Петрограда и Москвы замирает. На улицах, уже порастающих травой, можно видеть по несколько дней неубранные трупы лошадей. Трупы людей, умирающих с голоду, убираются быстрее.

Не нужно много воображения, чтобы представить себе, что при этих условиях происходит с детьми… "В наших детях наше будущее" – это ходячая фраза. Дети в Петрограде вымирают сотнями – это ужасная истина…

Что же делается против этого ужаса?

 ‹…› Еще в феврале текущего года, когда продовольственный кризис стал принимать угрожающие формы, в петроградском областном комитете Союза городов возникла мысль об эвакуации возможного количества детей из столицы. В мае удалось составить для эвакуации детские группы в 30-35 детей. Из 14-15 групп составили одну колонию, и такие колонии, в сопровождении врачей и фельдшериц, отправлялись куда-нибудь в более спокойные и не страдающие от голода места России. И матери сами отправляют в путь неведомый и опасный своих даже семилетних детей. ‹…› В комиссии наблюдались потрясающие сцены, когда измученные матери, несмотря на предупреждения членов комиссии об опасностях в пути и необеспеченности даже на новых местах от случайностей междоусобия, заявляли, что им легче перенести гибель детей от шальной пули, чем глядеть изо дня в день на мучительное медленное умирание ребенка от голода и слышать его замирающий стон: хлеба! хлеба! Так была пристроена одна колония в Миассе Оренбургской губернии. Боевые действия чехо-словаков помешали другой устроиться в Петропавловске, и она, в конце концов, нашла приют на Урале, тоже неспокойном. Третья детская стайка пугливо скитается среди крови, ужаса и взаимных жестокостей…

И вот взгляды людей, занятых этим истинно человеческим делом, сами собой обращаются в сторону Украины.

‹…› Печать оглашает известия о "Лиге спасения детей". Организуются филиальные отделения "Лиги" в Киеве, Одессе, Харькове, Екатеринославле, Херсоне…" Далее, призывая к организации общественной помощи детям Украины, В.Г.Короленко пишет: "Конечно, одной благотворительности мало. Ее усилия не в состоянии прекратить в корне этот ужас массового детского вымирания. Но все-таки сотни, может быть тысячи жизней будут спасены. Будем же помнить это и поможем доброму делу.

И вдобавок – эта работа сыграет, несомненно, свою особую огромную роль в другом отношении она способна внести в нашу ожесточенную борьбу светлую струю того, что, несомненно, непререкаемо, вечно…".

В своем воззвании В.Г.Короленко призывает братские славянские народы объединиться  для общей деятельности: "…Пусть эта помощь русским детям станет откликом Украины братьям по крови, с которыми она делила горе и радость, волю и неволю, тягости и надежды в течение трех столетий.

Неужели кто-нибудь на Украине возразит на это: "Геть. Це вражі діти". Или "У нас есть свои голодающие дети". Никогда одно доброе дело не мешает обществу одновременно делать и другое, а только еще усиливает его.

Минуют же, наконец, когда-нибудь эти тяжкие дни. Пройдет и война и междоусобие, и взаимная вражда братьев. История скажет свое слово о спорных вопросах, их разделявших. Но что бы она ни сказала о предмете спора – одно можно предсказать безошибочно: если Украина приютит и поможет умирающим от голода детям северной столицы, то этот факт, сам по себе такой простой и ясный, засветится над ужасами и тьмою нашего мрачного времени…  И его истинное значение ни для кого не будет спорным.

Итак, - привет на Украине Лиге спасения детей!"

Тем временем, гетманский режим П.Скоропадского и австро-немецкая оккупация потерпели поражение. 17 декабря 1918 года газета "Полтавский день" сообщает об отречении гетмана: "Всем, всем учреждениям Украины, всем войсковым частям и учреждениям.

Я, гетман всея Украины, в течение семи с половиной месяцев (03.III.18-14.XII.18) все силы свои клал на то, чтобы вывести страну из того тяжкого положения, в котором она находится. Бог не дал мне сил справиться с этой задачей. Ныне, ввиду сложившихся условий, руководствуясь исключительно благом Украины, я от власти отказываюсь".

В декабре 1918 года к власти в Украине пришла Директория и была возобновлена Украинская Народная Республика. Военные действия создавали большие помехи на пути сбора и отправки гуманитарной помощи с Украины в наиболее пострадавшие районы России. 1 января посредством Киевской газеты "Наш путь" В.Г.Короленко обращается к председателю Директории Украинской Республики В.К.Винниченко с просьбой об оказании содействия Лиге спасения детей: "Вражда и раздоры, разделявшие народности бывшей России, должны стихать у предела, где начинается детский возраст. За этими пределами должен господствовать один, общий для всех закон, закон человеческой взаимности. Полагаю, что это бесспорно. Когда-нибудь борьба стихнет на почве тех или других новых отношений. В отношении детей она не должна существовать уже ныне". [4, с.88] Правительство Директории УНР, по словам писателя, "согласилось с идеей, которую несет Лига" [5, с. 43] и сообщило  о  своей готовности всячески способствовать ее деятельности. Впрочем, Украинской Народной Республике не удалось долго просуществовать, потому что правительство России вторично начало военную интервенцию против Украины. В таких условиях деятельность Лиги была парализована.

19 января 1919 года в Полтаву вступили красные войска. А уже 29 января, в условиях советской власти был зарегистрирован статут Лиги, в котором были сформулированы основные цели деятельности общественной организации:

- забота о детях-сиротах и беспризорных;

- спасение детей от голода;

- способствование умственному и физическому воспитанию;

- разработка вопросов правовой и социальной защиты.

Средства для обеспечения Лиги должны были поступать со стороны пожертвований частных лиц, государства и общественных организаций. Все члены "Лиги" платили ежемесячные взносы в размере 10 рублей в год, а сотрудники помогали личным трудом. На протяжении короткого промежутка времени удалось собрать 25 тыс. рублей. И все же этого было не достаточно для того, что бы обеспечить всем необходимым большое количество эвакуированных детей. Возникает мысль наладить доставку гуманитарной помощи из других стран. 3 января 1919 года А.М.Горький получает письмо от А.В.Луначарского: "Достигнуто почти полное соглашение по части доставки для русских детей некоторых продуктов питания американского происхождения. Дело стоит за обращением к американскому народу о разрешении такого ввоза, причем вряд ли мыслимо, с нашей точки зрения, чтобы обращение это было подписано правительством или кем-либо из его членов. Но дело, пожалуй, наладилось бы окончательно, если бы такое обращение исходило от группы больших русских людей во главе с Вами". [4, с. 93] Действительно, очень скоро нашелся такой "большой русский человек", взявший на себя миссию обращения к американскому народу. Им стал писатель Короленко. В феврале 1919 года он делает проникновенное обращение к "Американцам" в надежде достучаться до их сердец и получить столь ожидаемую помощь для голодных детей: "В 1891-2 году некоторые местности России переживали страшные бедствия голода, о котором с участием говорили во всем мире. Говорили о нем и в Америке, и оттуда протягивалась рука помощи. Теперь бедствие во сто раз худшее охватило не те или другие местности, а всю страну, начиная со столиц. Вести, идущие из Москвы и Петрограда, леденят ужасом даже сердца, уже отвердевшие в атмосфере войны и междоусобия. Уже летом и осенью столицы переживали голод. ‹…› Тяжко карает взбунтовавшаяся природа своего недавнего властелина, забывшего законы человеческого братства, которые давали ему господство над слепыми силами бездушной стихии. Можно сказать, что кара, если это кара, - заслужена. Кем? Теми, кто может нести ответственность. Но дети, дети невинны. Они еще не вступили на арену этой страшной жизни, они еще не согрешили против ее законов. И все же они отвечают и расплачиваются первыми.‹…›

О, если бы собрать и сконцентрировать эти угасающие взгляды, эти застывающие предсмертные детские слезы, эти замирающие детские стоны, - получился бы ядовитый состав такой страшной силы, которая способна надолго убить веру в жизнь, в конечное торжество правды и добра … ‹…›

Подумайте, счастливые американцы, не найдется ли в ваших сердцах этого противоядия, чтобы показать, что в человеческих сердцах не иссякли еще родники человечности и любви под влиянием исступленных криков разбуженного "великой войной" отвечного зверя…" [нег. с.92] Едва ли обращение писателя было доставлено и опубликовано в США, по меньшей мере помощи с этой стороны так и не было. Зато обращение Владимира Галактионовича к высшей власти не осталось незамеченным.  В январе 1919 года председатель Совнаркома УССР Х.Г.Раковский сообщает Владимиру Глактионовичу, что его предложение "возобновления помощи детям" принята В.И.Лениным и "остается только выработать техническую сторону дела".  4 февраля 1919 года декретом РЖ РСФСР был создан государственный орган – Центральный Совет защиты детей во главе с А.В.Луначарским. В марте аналогичный Совет создается в Советской Украине, его деятельностью руководит наркомат социального обеспечения. Он способствует организации губернских Советов. Полтавский губернский Совет защиты детей был зарегистрирован 27 марта 1919 года, то есть через полгода со времени создания Лиги спасения детей. Совет работает при отделе социального обеспечения, имеет свой бюджет и сильную государственную поддержку, в отличие от Лиги, которая всего этого лишена. В.Г.Короленко получает предложение возглавить полтавский Совет защиты детей, но отклоняет его ввиду слабого здоровья.

Сначала отношения этих двух схожих по своим целям структурных единиц складывались не весьма успешно. Из Москвы приходили телеграммы о необходимости прекращения деятельности Лиги и ее объединении с Советом. В.Г.Короленко, во что бы то ни стало, хотел сохранить независимость созданной им организации, которая руководствовалась лишь общечеловеческими принципами добра и милосердия. В апреле В.Г.Короленко в своем дневнике пишет: "‹…› По-видимому, по нашему примеру, большевистским правительством образован Совет защиты детей, и наша Лига, понятно, поглощается этим правительственным учреждением. В нашем (небольшом) собрании решено, пока можно, работать вместе, сохраняя возможную самостоятельность". [6, с. 171] Писатель прикладывал все силы для того, чтобы убедить руководство Совета, что Лига имеет право на существование, он надеялся на активное сотрудничество и продуктивные совместные действия, поэтому  вместе с единомышленниками активно посещал заседания Совета защиты детей. "Время было тревожное. Мне пришлось хлопотать и, кроме того, участвовать в нескольких заседаниях по делам Лиги спасения детей". [6, с. 171] На протяжении четырех месяцев с апреля по июль проводилось тринадцать заседаний. Больной и физически слабый Владимир Галактионович присутствовал на восьми. "В собрании 7-го апреля Совет защиты детей постановил, что он "принимает согласие "Лиги Спасения Детей" работать в контакте с Совзадетом, оставляя за собой право полного контроля над выполнением тех заданий, которые ей (Лиге) будут поручаться Совзадетом (принято 8-ю голосами против одного)." [ГАПО с. 17?] На одном из собраний Совзадета была оглашена просьба мусульман и евреев уделить также часть внимания и их детям, - на что В.Г.Короленко реагировал следующим образом: "Нужно стремиться к тому, чтобы путем дружной работы установить известную близость и общность колоний местных и российских, христианских, еврейских и мусульманских. И нужно, чтобы население видело эту общность и само проникалось духом солидарности и братства". [ГАПО с. 17?]  Но все шло далеко не так гладко, как хотелось бы. " В одном из следующих заседаний, - пишет Владимир Галактионович, -  некто Немирицкий произнес речь, которую можно было бы назвать образцом "революционного доноса". Он встал с нашим уставом в руках и с ужимочками и киваниями стал разбирать его. Начал с заглавия: общество, называемое (с ударением) "Лига спасения детей". В первом параграфе раза два еще упоминается о спасении детей. Дальше говорится уже просто "общество" – "в интересах общества". "О детях - ни слова, так что неизвестно, о каких целях общества идет речь. Может быть это защита детей, а может, защита капиталов, так как дальше говорится, что общество имеет право владеть капиталами и недвижимым имуществом. Конечно, Лига находится под почетным председательством В.Г.Короленко. Но мы знаем, что в прежнее время нечистые делишки разных филантропических учреждений скрывались за именами великих князей и княгинь". [6, с. 171]  Можно себе представить, как подобные "выступления" ранили и без того слабое исстрадавшееся сердце писателя. В конце концов, при голосовании резолюции о "контроле" Немирицкого никто не поддержал, он остался со своими взглядами в одиночестве. А совместная продуктивная работа Лиги спасения детей и Совета защиты детей привела к выработке общей стратегии и началу практических действий.

Первым совместным делом Лиги и Совета стало размещение эвакуированных из советской России детей, страдающих от длительных болезней и голода.

"К нам прибыл делегат от училищ Московско-Нижегородского железно-дорожного района с просьбой оказать содействие эвакуации детей. ‹…› 9 марта 1919 года было решено пойти навстречу этому предложению". [ГАПО с. 16?] И хотя не существовало реального плана осуществления поставленной задачи, было принято решение сделать все как можно быстрее, ведь "каждый день уносит десятки, может быть сотни жизней. У нас просят помощи, мы должны оказать ее. В процессе работы мы будем ее расширять и совершенствовать до возможных приделов. ‹…› Делегат московско-нижегородского района уехал с определенными обещаниями, а правление Лиги принялось за работу. Удалось получить разрешение на помещение прибывающих детей в бывшем кадетском лагере и в пустующих помещениях монастыря. Преступлено к устройству распределительного пункта".  [ГАПО с. 16?] Таким образом, приготовления для приема детишек из пострадавших районов подходили к концу.

И вот газета "Известия Полтавского Совета Рабочих Депутатов" сообщает о прибытии первой партии детей из Москвы. "Из столиц то и дело приходят большие детские эшелоны, которые размещаются по уездам. - Записал В.Г.Короленко 11 (24) июня 1919 года в своем дневнике, - Во всем этом много недостатков: крестьяне не очень охотно принимают этих кацапско-советских детей, и небольшая партия уже вернулась из одного уезда. Дети были голодны, среди них оказались тифозные, и они говорили, что очень жалеют, что не остались в Москве. Эти дети помещены в распределительный пункт, устроенный Лигой (главным образом моей Соней). Больных отправили в больницу, здоровых накормили ". [6, с. 195] В.Г.Короленко считает недопустимым разделять детей по национальной и религиозной принадлежности. Обращаясь в Совет защиты детей, он предлагает строить общие действия "на широком основании терпимости, братства, отсутствия национальной исключительности. ". [4, с. 104]

 К середине лета 1919 года на Полтавщине нашли для себя приют 9300 детей из России, в основном из Москвы. Кроме того колонии пополнялись украинскими детьми, которые составляли около 30 процентов от общего количества. Они были расселены по всей Полтавской губернии:

Полтавский уезд – 700 детей из Московско-Нижегородского железно-дорожного района;

Кобеляки – 750 детей из этого же района;

Лубны  – 700 детей из Замоскворецкого района;

Константиноград и Миргород  – 1200 детей Басманского района;

Гадяч – 650 Сушивского района;

Зиньков – 1050 Лефортовского района;

Хорол  и Золотоноша – 2750 Пресненского и Рогожско-Семеновского районов. [5, с. 47]

 Лига инициировала начало всеукраинской акции предоставления приюта и оздоровления для них. С этой целью начали создаваться колонии и специальные приемники для таких детей. "В Г Короленко за это время провел огромную подготовительную работу: - вспоминает Александр Васильевич Свешников, приезжавший из Москвы к писателю в Полтаву, - ходил по учреждениям, лично договаривался обо всем, добился разрешения на поселение детей в окрестных имениях, хлопотал об обеспечении колоний деньгами и продуктами". [7, с. 510]  Самая большая колония была расположена в селе Трибы вблизи Полтавы, другие, несколько меньше – на территории летних лагерей бывшего кадетского корпуса,  в помещении женского Крестовоздвиженского монастыря, в бараках на Шведской могиле, в конфискованных с этой целью пригородных дачах зажиточных граждан. Одновременно создавалась и хозяйственная база Лиги. "Нами был организован большой продуктовый склад, снабжавший наши колонии. Короленко требовал строжайшего учета, говоря, что у нас не должен исчезнуть ни один грамм". [7, с. 510] Были также открыты пункты санитарно-медецинской помощи, бани, изоляторы для больных детей.

 Органам защиты необходимо было в первую очередь обеспечить выживание и обучение прибывавших воспитанников. Решение этих задач усложнялось разновозрастной комплектацией детских учреждений, а так же отсутствием самых необходимых материалов и оборудования. Кроме того колонии лишь частично финансировались органами советской власти, поэтому дети были вынуждены самостоятельно работать в мастерских и на огородах. Учителей и книг не хватало, приходилось собственноручно изготовлять для себя примитивные учебники. С целью привлечения детей  к общественно-полезной деятельности Лига открыла закройную и пошивочную мастерскую по производству игрушек, а так же небольшую конюшню и ферму. "В своих заботах о детях Короленко был неутомим. Он вникал во все мелочи. Например, у нас были большие затруднения с обувью. Во что обуть детей? Короленко подал мысль сшить обувь из шинельного солдатского сукна, а подметки сделать деревянные. Так и поступили. Он же хлопотал о пальто для детей". [7, с. 510] Не покладая рук,  работали  в Лиге родные и близкие Владимира Галактионовича: "Моя Соня и ее подруги, сестры Кривинские и Роза Ал. Рабинович, все силы отдают детям. Начиная от Лиги Защиты детей и потом, войдя от Лиги в Совет Защиты, Софья, а с нею и ее подруги устроили целый ряд превосходно поставленных детских учреждений. Соня и Маня Кривинская устроили детскую больницу на 300 детей, интернат и другие учреждения в бывшем здании института. ‹…› Одна из сестер Кривинских заведует домом материнства и младенчества, другая приютом. Тут есть и мастерские, вообще целая серия прекрасных учреждений, где силы Лиги Защиты детей работали вместе с Совзащитой детей". [6, с. 300-301] Роза Рабинович еще ранее заведовала "Каплей Молока", где грудные дети получают гигиенически приготовленное молоко и другие продукты. "Это учреждение основано евреями для помощи больным и слабым детям. Основано оно евреями, но давно помогает ни одним евреям, но всем нуждающимся детишкам. Состав служащих подобрался превосходный: служат только делу и не раз уже сумели отстаивать учреждение от притязаний разных властей". (лос с. 378)

Вместе с тем Лига спасения детей начала кампанию сбора пожертвований (продуктов питания, белья, посуды и т.п.) среди населения Полтавщины. С этой целью сотрудники лиги проводили разнообразные общественно-политические кампании: "Недели голодного ребенка", "Недели сухаря" и др. Таким образом, на протяжении короткого времени среди жителей Лохвицкого уезда было собрано 4050 пудов хлеба, 84 пудов масла, 75 пудов мяса, 54 тыс. штук яиц [8]. В целом деятельность В.Г.Короленко по вопросам социальной защиты детей была не просто борьбой за обеспечение нормальных условий развития. Ее смысл был гораздо глубже, он заключался в борьбе за новую этику отношения общества и государства к детям, за создание приоритета моральных обязательств, права в отношениях с детьми.

Летом 1919 года деникинские войска пошли в наступление на Украину. 24 июня на заседании Совета защиты детей было решено передать в распоряжение Лиги все детские учреждения Полтавщины. "К Лиге спасения детей из "Социального обеспечения" обратились с предложением принять на себя, в случае отступления большевиков, заботы о детях (колониях и интернатах). – Пишет В.Г.Короленко в дневнике 11(24) июня 1919 года. - ‹…› Нам не осталось ничего, - как выразить согласие".  [6, с. 195] "Для того чтобы русские (да и местные дети) не остались опять без хлеба, - решено, что представительство перед деникинцами за все детские колонии возьмет на себя Лига. Для этого совет защиты передает нам продукты не менее чем на неделю и 2 миллиона денег". [6, с. 204] Но, в результате очередного политического переворота, все банки  закрывались, а деньги их захватывались эвакуирующимися большевиками. Члены организации приняли решение заранее взять предложенную сумму в 2 миллиона и положить ее в какой-нибудь банк,  забронировав от конфискации. Вскоре исполком действительно выделил деньги (их выхлопотал т. Юматов, деятельный член Совета защиты детей), но положить их куда бы то ни было не удалось.  С 28-го на 29-е июня административные учреждения Полтавы работали всю ночь. "Молодая девушка Дитятева, очень симпатичная большевичка, отправилась в казначейство и, взяв чемоданчик с 2-мя миллионами, принесла их в "совзадет" (часа в два ночи!)". [6, с. 204] Деньги приняла Софья Владимировна Короленко. Она же принесла их домой, не подозревая,  какую угрозу навлекает тем самым на собственную семью.  В отличие от дочери, Владимир Галактионович "…находил все это чрезвычайно опасным: наверное, об этом болтают большевики, и 2 миллиона уже, наверное, привлекли внимание бандитов". [6, с. 204] Он понимал, какая страшная ответственность ложится на их плечи – необходимо, что бы ни случилось, сохранить эту огромную сумму,

Рисунок 6.

Подпись: Рисунок 6.
от которой зависело существование тысяч детей. А положение колоний было действительно критическим: русских детей насчитывалось около 6600 человек и все они были рассеяны по разным уездам. "А ведь мы беззащитны против налета. – Тревожится писатель. – Соня с молодой беспечностью нашла мои опасения преувеличенными". Владимир Галактионович, обладавший тончайшей интуицией не ошибся и на этот раз, предчувствие его не обмануло: "…мои опасения сбылись. За нашей квартирой уже следили. Перед вечером мы все з

Комментарии пользователей /0/
Комментариев нет...
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наши услуги



Мы в соц. сетях

    Персональные сообщения