Федоренко Сергей Александрович
Должность:не указана
Группа:Посетители
Страна:Россия
Регион:не указан
28.04.2015
0
259
0

Статья общепедагогического характера для учителей по теме: «ЧТО МОЖЕТ НАЙТИ ВЕРУЮЩИЙ УЧИТЕЛЬ В ПЕДАГОГИЧЕСКОМ НАСЛЕДИИ А. С. МАКАРЕНКО?»

ЧОУ «Школа имени И. В. Каргеля и В. Ф. Бедекера»

Петроградского района Санкт-Петербурга

 

 

 

 

Статья общепедагогического характера для учителей

по теме: «ЧТО МОЖЕТ НАЙТИ ВЕРУЮЩИЙ  УЧИТЕЛЬ В ПЕДАГОГИЧЕСКОМ НАСЛЕДИИ А. С. МАКАРЕНКО?»

 

 

Автор: Федоренко Сергей Александрович,

преподаватель АНО ДПО «Академия инновационных технологий»

 

 

 

 

 

 

Санкт-Петербург

2015

 

 

«Словесное воспитание без сопровождающей   гимнастики поведения есть самое преступное вредительство»

А. С. Макаренко. Из «Лекции о воспитании детей»

   Антон Семёнович Макаренко (1888 – 1939 гг.) – известный российский и украинский педагог, посвятивший долгие годы своей жизни работе с беспризорными детьми и малолетними нарушителями закона. В настоящее время в России труды этого педагога почти не переиздаются, педагогическое сообщество навешало на него ярлыки «гэпэушника», «мастера тоталитарной, гулаговской педагогики», «практика по изготовлению гомосоветикусов производственными методами».  Православная часть педагогического сообщества объявила Макаренко безбожником и материалистом, певцом детского принудительного труда. В 2011 году даже памятник А. С. Макаренко во второй украинской столице – Харькове – был демонтирован по решению городских властей «как пережиток советской эпохи». В практических же делах самого Антона Семёновича трудно обнаружить страшные плоды безбожия. Не  даром же в Писании говорится, что дерево познаётся по плодам. Макаренко же удалось вырастить из беспризорников и малолетних преступников честных людей, достойных граждан и высококлассных специалистов в различных областях знаний. Между тем, известная актриса театра и кино Екатерина Васильева, внучатая племянница Антона Семёновича, утверждает, что её дядя, несмотря на вынужденно им носимую форму офицера ОГПУ – НКВД, до конца жизни оставался православным верующим человеком, каковым и был воспитан в семье в детстве. В годы Гражданской войны ему удалось не участвовать  в братоубийственной бойне, избежав по состоянию здоровья принудительной мобилизации как  в петлюровскую украинскую армию, так и в большевистскую РККА.

   То, что делал Макаренко, казалось невозможным. Педагоги ехали к Макаренко со всех концов нашей страны, чтобы увидеть всё своими глазами и перенять этот позитивный опыт. Очень много бывало у Макаренко и иностранцев, включая педагогов из Германии, Китая и Бразилии. Именно в этих странах его  педагогические работы хорошо известны, их изучают и переиздают. В 1968 году в ФРГ была основана лаборатория по изучению наследия А.С. Макаренко, являющаяся структурным подразделением самого крупного учреждения педагогического «остфоршунга» - исследовательского центра сравнительной педагогики Марбургского университета. Там в 1969 – 1982 годы было издано семь томов трудов Макаренко на немецком и русском языках с восстановлением цензурных купюр. Планировалось издать все его труды, но проект был приостановлен и больше не возобновлялся. В Марбурге были изданы труды признанного макаренковеда профессора Гётца Хиллига (ФРГ), иностранного члена РАОРФ и АПН Украины, президента (до 2002 года) Международной макаренковской ассоциации, которую с 2002 года возглавляет кандидат философских наук Т. Ф. Кораблёва.

   Свидетельством международного признания А.С. Макаренко стало известное решение ЮНЕСКО 1988 года, касающееся всего четырёх педагогов, определивших способ педагогического мышления ХХ века: Джон Дьюи, Георг Кершенштейнер, Мария Монтессори и Антон Макаренко.

   При жизни Макаренко его деятельность и труды как воспитателя и педагога получили высокую оценку Л. Арагона, А. Барбюса, А. Валлона, В. Галла, А. Зегерс, Я. Корчака, С. Френе, М. Горького и других деятелей культуры и образования. На основе опыта Болшевской коммуны в Подмосковье, действовавшей под руководством М.С. Погребинского, последователя А.С. Макаренко, был снят всемирно известный фильм «Путёвка в жизнь». В этой коммуне так же, как и у Макаренко, правонарушители перевоспитывались производительным трудом, а по периметру колонии не было заборов и охраны.

   Большое значение для А.С. Макаренко имело понимание и поддержка его опыта и перевоспитания буквально с первых лет деятельности колонии имени М. Горького со стороны руководителя украинского ГПУ В.А. Балицкого (1892 – 1937 гг.). Именно благодаря Всеволоду Аполлинарьевичу Макаренко после снятия с должности заведующего колонии имени Максима Горького продолжил руководить коммуной имени Ф.Э. Дзержинского уже в составе НКВД (с декабря 1927 года). Достоверно известно, что осенью 1936 года по прямому указанию Балицкого фамилия Макаренко была вычеркнута из проскрипционных списков, составленных из фамилий лиц, сочувствующих троцкистам.

   В чём был секрет эффективности педагогической деятельности А.С. Макаренко? Он стал использовать определённые способы организации жизни коллектива, основанные на соблюдении принятых правил, которые были едиными для всех. Общим правилам беспрекословно подчинялись все: дети, педагоги, технические работники и сам заведующий.

   Все воспитанники детской колонии имени Горького (а затем колонии имени Дзержинского), во главе которого стоял А.С. Макаренко, делилась на отряды. (Противники Макаренко из числа нынешних либералов от педагогики и здесь усматривают аналогию с делением на отряды заключённых в местах лишения свободы системы ГУФСИН – правопреемника сталинского ГУЛАГА.) Во главе отряда стоял командир. Должность командира отряда можно было занимать не больше шести месяцев. Командиры не располагали ни привилегиями, ни дополнительными продовольственными пайками, ни освобождением от работ. Фактически правительством в колонии (коммуне) был совет командиров. Без консультаций с советом Антон Семёнович не принимал никаких решений. Высшим же органом было общее собрание  детей и всех работников. Своеобразным брендом макаренковского уклада жизни была неограниченная свобода слова. Границы этой свободы доходили вплоть до критики самого заведующего.

   Ломая сложившиеся в педагогике привычные стереотипы об объединении в коллективе  детей одной возрастной группы, Макаренко объединил в каждом отряде разновозрастных ребят. Младшие здесь получали необходимые знания, усваивали привычки поведения, приучались уважать старших. Старшие эффективно заботились о младших, отвечали за них.

   Для выполнения разовых поручений Макаренко создавал временные сводные отряды как кратковременные трудовые объединения с продолжительностью существования 1-2 недели и институтом временных командиров.

   Продолжительность рабочего времени всех воспитанников составляла по четыре часа в день. В колонии было налажено сельское производство, позднее в коммуне возникло и промышленное: одно предприятие стало выпускать первые в СССР электрические дрели, другое – фотоаппараты «ФЭД». Труд воспитанников оказывался полезным государству, а самой коммуне обеспечивал материальную независимость и возможность помогать своим выпускникам во время дальнейшей учёбы.

   Опыт Макаренко показал значение коллективной дисциплины для формирования воли, развития характера, полезных привычек, культуры общения, самодисциплины воспитанников.

   Большое место в воспитании Макаренко отводил психологии. Он резонно спрашивал: «Почему в технических вузах мы изучаем сопротивление материалов, а в педагогических не изучаем сопротивление личности, когда её начинают воспитывать».

   Ряд  воспитанников Макаренко первоначально выбрали другую, не педагогическую, стезю в жизни, но через некоторое время обратились к воспитательной деятельности. Среди таких деятелей наиболее известен Л.В. Конисевич, более 15 лет отдавший ВМФ, а затем на четверть века возглавивший на Украине интернат «Алмазный», где воспитание было основано на посильном и увлекательном уходе за цветниками, садом и огородом. В конце жизни Леонид Вацлавович успел подготовить к печати свою книгу «Нас воспитал Макаренко». Эта книга является собранием воспоминаний о жизни и труде в коммуне имени Дзержинского именно с точки зрения воспитанника.

   Идеи организации коллектива А.С. Макаренко (опора на традиции, педагогический коллектив как сообщество единомышленников, организация отношений ответственной зависимости, детское самоуправление и др.) развивал российский педагог советской эпохи  Фёдор Фёдорович Брюховецкий. Создавая на принципах гуманизма творческий коллектив детей и взрослых,  он творчески применил эти идеи в практике массовой школы. Пропагандой опыта  А, С. Макаренко в том или ином виде продолжали заниматься и многие его сотрудники и преподаватели колонии имени Максима Горького и коммуны имени Феликса Дзержинского.

   Содержательную основу воспитания по Макаренко составляет развитие личности. Не поняв этого, мы не постигнем  главного в системе выдающегося педагога. Макаренко утверждает, что жизнь является главным воспитателем ребёнка, а задача воспитателя состоит в организации этой жизни, насыщении её всеми достижениями человеческой культуры подлинно гуманными отношениями между людьми. Макаренковский тезис «о воспитании жизнью» имеет ещё один аспект. Сам Макаренко пояснял его так: «бессмысленна всякая попытка отгородить ребёнка от могучего влияния жизни общества, народа, и подменить этот процесс домашней дрессировкой». Воспитатель, если хочет воспитать полноценного человека, не должен создавать ему тепличных условий, прятать от реальной действительности.

   Именно педагогические методы А.С. Макаренко должны быть интересны современным православным педагогам. Среди православных публицистов и священнослужителей, вещающих на православных радио- и телеканалах, красной нитью проходит мысль о желательности изоляции ребёнка от вредоносного влияния сверстников и более частого посещения богослужений. С их точки зрения «воспитание жизнью» по-макаренковски неприемлемо: детей надо срочно убрать с улицы, так и «защитить» от школьных внеклассных мероприятий. Выращивание кактусов, игра на музыкальных инструментах и множество других домашних занятий призваны противостоять секуляризации детского сознания. На самом же деле, это путь маргинализации православных. Домашние православные дети пополняют обычно категорию «православных верующих по традиции» - самую  слабую, поверхностную и «теплохладную».

   Нынешней России нужны иные верующие – православная вера которых основана на личном опыте, выстрадана, прочувствована,  взращена в процессе взросления самой личности, она определяет всё миросозерцание верующего православного человека. Вера эта может укорениться и возрасти только  в социуме, в общении как с единоверцами-единомышленниками, так и со всеми членами общества. Вызовы современного общества, его бурная жизнь влияют на ребёнка, только это влияние не должно быть определяющим. Все эти вызовы общества напоминают бурные ветры и волны, которые раскачивают кораблик (то есть  ребёнка), плавучесть и живучесть которого, по морской терминологии, зависит от прочности корпуса корабля, его оснастки и профессионализма капитана и экипажа (это его православные убеждения и деятельность православных педагогов, родителей и священнослужителей).

   Разве в современном обществе у православных детей нет возможности получить именно православно ориентированное воспитание в ходе общих дел, то есть различных внеклассных и внешкольных мероприятий? Кружковая деятельность, ориентированная на православие, является мощным воспитательным средством, однако нельзя это одно средство выхватывать из всего арсенала. Макаренко отмечал, что в процессе всякой деятельности (учебной, трудовой, бытовой, игровой и т.п.) проходит формирование личности в целом. Отрасли деятельности в процессе воспитания определяют зоны ответственности и родителей, и Церкви, и педагогов.

   Комбинирование всех этих средств наиболее эффективно использовать можно в православных гимназиях. В обычных средних школах возможен иной алгоритм. Православие у детей остаётся взращивать в православных клубах, секциях, кружках, детских лагерях и на богослужениях, а развивать и закалять в процессе взаимодействия между детьми во внеклассных школьных мероприятиях.

   Не стоит и думать, что более взрослая молодёжь не нуждается в воспитании. По-прежнему в церковной ограде не хватает молодёжи, многие православные молодые люди и девушки существуют как бы в параллельной реальности по отношению к церковному миру.  Они иногда посещают  церкви, иногда участвуют в таинствах и обрядах. Церковных зданий в Санкт-Петербурге хватает. Имеются и монастыри: мужская Александро-Невская Лавра и женский Новодевичий монастырь. Однако при наличии помещений и земель у Церкви не хватает воспитательного потенциала и воспитательного пространства для молодёжи.  Приятным исключением является лишь Лавра: там есть общественно-церковный центр  «Свято-Духовский» в Свято-Духовском корпусе, где проводятся молодёжные творческие конкурсы и концерты, выставки, собрания Александро-Невского и других братств, есть церковные лавки и паломнические кафе. На территории Лавры можно собраться православным единомышленникам для общения между собою и православно-корректного отдыха. Сама Лавра, благодаря своему гармонизированному пространству, воспитывает молодёжь. Спасибо её наместнику владыке Назарию!  Но и этого в наш информационный век недостаточно: необходимо провести Wi-Fi (бесплатный!) в паломнические кафе и другие места интеллектуального отдыха в монастырском пространстве, увеличить места для отдыха верующих в лаврских и окололаврских садиках и скверах. Явно нуждается в окультуривании Митрополичий сад: нужны скамейки, современные деревянные павильоны и т.п.

   Имеются в Петербурге приходы, где молодёжи, а часто вместе с другими возрастными группами, есть чем заняться. Это и приход во имя иконы Божией Матери «Неупиваемая чаша» на заводе АТИ, приход Церкви святого Иоанна Богослова Леушинского подворья и некоторые другие. Интерактивным подходом к православному просвещению отличается Петропавловский храм в Сестрорецке. К сожалению, большинство храмов отвечают лишь пожеланиям «удовлетворять религиозные потребности населения». Такие приходы не воспитывают. Они предоставляют услуги, пусть даже и не на очень высоком уровне.

   Всегда большое воспитательное значение отводилось спорту. Правда, например, Макаренко, ставил занятие физкультурой и спортом в ряду воспитательных мероприятий лишь на третье место, отводя первые места производственно-трудовой и военизированно-игрововой деятельности. Военизированным формам воспитательной деятельности  макаренко отдал должное благодаря влиянию своего старшего брата – офицера, героя Брусиловского прорыва и битвы под Луцком, в дальнейшем – белоэмигранта, прожившего на чужбине очень долгую жизнь. Наше православное духовенство всегда с опаской воспринимало спортивные мероприятия, сам вид священников в трусах бросает священноначалие в дрожь. Вспомним, какой критике подвергался за свою спортивно-футбольную работу с детьми священник Глеб Грозовский. В духовных учебных заведениях до последнего времени не было уроков физического воспитания,  и вид физически рыхлого молодого священника никого не смущал, а даже был предметом завуалированной похвалы за чинную, размеренную и благочестивую жизнь. Спорт для священнослужителя приравнивался к горделивым увлечениям мира сего. Между тем, в католических странах Европы и Латинской Америки духовенство и даже монашествующие занимаются своим физическим развитием, активно вовлекая в эти занятия своих прихожан. Ещё в начале ХХ века в авангарде спортивного движения в США стояли протестантская организация «Армия спасения», сопровождавшая свои богослужения спортивными выступлениями и Христианский союз студенческой молодёжи. Студенческие и ученические команды католических пансионов, школ и колледжей нередко тренируются под руководством тренеров, состоящих в священническом сане. Священники часто способствуют развитию массового молодёжного спорта среди западной молодёжи, при этом я не говорю о профессиональном спорте, в котором крутятся большие деньги, а с ними интриги и попытки достижения результата любой ценой, что развращает и калечит души молодых людей.

   В православии немыслимо представить в монастырях или в церковной ограде спортивные площадки. А, собственно говоря, почему? Ответ здесь напрашивается не очень благостный: велик запас ханжества и фарисейства, весь уклад жизни подчиняется внешнему благочестию.  Хотя сам святой Иоанн Кронштадтский не стеснялся танцевать, будучи в гостях в домах простых и безыскусных людей. Правда, мяч с прихожанами он не гонял, это верно, но верно и то, что спорт в Российской Империи был в загоне, являясь уделом лишь выходцев из богатых семей. Это положение дел проиллюстрировали итоги Олимпиады в Стокгольме, где российские спортсмены по числу медалей заняли одно из последних мест. В России не было массового спорта, и немногочисленные спортсмены принадлежали к кругу «золотой молодёжи». Спорту уделял внимание сам Государь Николай Второй и накануне Первой мировой войны пытался изменить ситуацию по примеру Германии и других развитых стран, но этот процесс уже был не в его власти. Нереализованным остался амбициозный проект строительства в столичном Петербурге большого футбольного стадиона. Уже в эмиграции один из великих князей отмечал, что именно отсутствие массового спорта в Российской Империи сыграло на руку революционерам и способствовало росту революционного подполья. РПЦ во многом несёт в себе эти ошибочные идеологические штампы, доставшиеся ей в наследство от синодальной эпохи и ещё более укрепившиеся в ситуации осаждённой крепости советской эпохи.

   К сожалению, перенимание позитивного опыта в области спорта и физвоспитания у католиков и протестантов сопряжено у нас с определённой ломкой стереотипов боязни обновления всего характера приходской и монастырской жизни, с отходом от средневековой косности. В некоторых приходах из-под асфальта крайнего консерватизма начинают пробиваться ростки нового отношения к спорту и физической культуре, но их ещё легко заморозить холодным дыханием консерватизма священноначалия.

   Ещё в середине XIX века русские аристократы приглашали иностранных учителей – немцев и французов – для воспитания и обучения своих чад. Среди этих воспитателей встречались и талантливые педагоги. Одним из таких был француз Сен-Тома, выведенный Львом Толстым в «Отрочестве» под именем St.-Jerome. Сен-Тома успел побывать учителем в некоторых блестящих аристократических фамилиях, в том числе у Милютиных и Толстых. Лев Николаевич вспоминает, что этот учитель водил старших братьев писателя – Николая и Сергея – в Манеж заниматься гимнастикой и верховой ездой. Однако он был религиозным скептиком. Подобные взгляды разделяли и многие-многие его коллеги. Следствием этого стало отторжение Церковью западного подхода к воспитанию, поставившее в один ряд спорт и атеизм. Отделять тогда зёрна от плевел тогда ещё не научились.

   Определённые аспекты педагогики Макаренко  были заимствованы в педагогической системе святого Иоанна Кронштадтского, младшим современником которого и был  Антон Семёнович.  Я имею ввиду прежде всего деятельность Дома трудолюбия, открытого батюшкой на деньги благотворителей в 1882-м году в пригородном Кронштадте, и связанных с ним благотворительных и воспитательных учреждений. Внутренняя организация этого Дома, разросшегося до размеров современного микрорайона, поражает новаторством и ответственностью с которой создатели подошли к этому делу. Помимо прочего это было крупное учреждение просветительского характера. Его первоосновой были пеньковая и картузная мастерская как не требующие специальных знаний. В них работало в 1902 году 7281 человек. Одновременно здесь открылись начальная школа и ремесленные классы детей неимущих родителей: бесплатная начальная школа  (в 1903 году в ней обучалось 259 детей); мастерская для обучения различным  ремёслам (61 человек); рисовальный класс (30 человек); мастерские шитья, кройки и вышивки для девочек (около 50 человек); сапожная мастерская. Существовала детская библиотека (2687 томов в 1896 году) и даже своя замечательная зоологическая коллекция. Батюшка Иоанн даже организовал загородную дачу для детей с собственным огородом, что было своего рода прототипом будущих пионерских лагерей и нынешних православных детских лагерей.

   Изучение педагогического наследия А.С. Макаренко позволяет нам здраво взглянуть на многие аспекты его педагогической системы, не пытаясь создавать некую христианскую утопию. Нужно давать себе отчёт в том, что мы живём в условиях постхристианской цивилизации и рассчитывать на помощь внешних сил православным в деле воспитания детей и молодёжи – слишком самонадеянное решение.

Литература и источники:

1.     Лукин Ю. Б. А. С. Макаренко. – М.: Советский писатель, 1954.

2.     Ал. Абаринов. Патриарх общественного воспитания. Интервью с Гётцем Хиллигом.// «Зеркало недели», № 10, 15.03.2008 г.

3.     Макаренко В. С. Мой брат Антон Семёнович. Марбург, 1985г., с. 79.

4.     Богуславский М. В. А. С. Макаренко и В. А. Балицкий. Два соратника на службе украинского ГПУ // Культура народов Причерноморья. – 2005. - № 62. – С. 65 – 67.

5.     Басинский П. В. Святой против Льва. Иоанн Кронштадтский и Лев Толстой. История одной вражды. М.: АСТ, 2013.

Комментарии пользователей /0/
Комментариев нет...
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наши услуги



Мы в соц. сетях

    Персональные сообщения