Ольга Николаевна
Должность:Редактор
Группа:Команда портала
Страна:Украина
Регион:Харьков
13.04.2014
0
678
0

«Я последний поэт деревни…» Жизнь, личность, творчество С.А. Есенина

Россия, Челябинская область, г. Челябинск

ГБОУ СПО (ССУЗ) Челябинский энергетический колледж им. С. М. Кирова

Преподаватель русского языка и литературы

Лисихина М. В.

Цели:

обучающие: познакомить учащихся  с  биографией  С.Есенина; раскрыть духовный  мир поэта;  показать связь жизни Есенина с его творчеством; показать народность творчества С.А.Есенина; показать динамику развития любовной лирики С.А.Есенина.

развивающие:   активизация творческой деятельности; развитие навыков самостоятельной работы с художественными текстами, анализа стихотворений, интерпретации и анализа художественных текстов; совершенствование навыков выразительного чтения, монологической речи;

развитие музыкальной культуры.

воспитательные: воспитание любви к Родине, ко всему живому; воспитание любви к литературе, уважения к творческому наследию.

 Оборудование:

плакат «Литературная гостиная»;

портреты С.А.Есенина;

выставка книг;

музыкальное оформление;

мультимедиа;

столы расставлены для работы в группах.

Ход урока.

Звучит музыка (П.И.Чайковский «Сентиментальный вальс»)

 Преподаватель :  Добрый день. Я рада приветствовать вас в нашей литературной гостиной! Тема нашей встречи.

Преподаватель: Есенин – чудо поэзии… И как о всяком чуде, о нем трудно говорить. Чудо нужно пережить. И надо в него верить. Чудо есенинской поэзии не только убеждает, но и всегда волнует, как проявление большого человеческого сердца. Каковы же истоки этого чуда? Каков путь поэта к истокам творчества?

Биография поэта (сообщение студента от имени С.Есенина).

Родился  в  1895 году, 21 сентября (ст. ст.),  в  Рязанской  губернии, Рязанского уезда, Кузьминской  волости,  в  селе  Константинове.

 

            С  двух лет был  отдан  на  воспитание довольно зажиточному  деду  по матери, у  которого было трое взрослых неженатых сыновей, с  которыми протекло почти всё моё  детство. Дядья  мои были ребята  озорные и  отчаянные. Трёх  с  половиной  лет они посадили меня  на  лошадь без седла  и  сразу  пустили  в  галоп. Я  помню, что  очумел  и очень  крепко держался  за  холку. Потом  меня учили  плавать. Один дядя  (дядя  Саша)  брал  меня в  лодку,  отъезжал от берега,  снимал  с  меня  бельё  и, как  щенка, бросал  в  воду. (…) После, лет восьми,  другому  дяде  я  часто заменял охотничью  собаку, плавал  по  озёрам  за  подстреленными  утками. Очень  хорошо лазил  по деревьям. Среди  мальчишек  всегда  был  коноводом  и  большим  драчуном  и  ходил  всегда  в  царапинах. За  озорство  меня  ругала  только  одна  бабка, а  дедушка  иногда сам подзадоривал на  кулачную. (…) Бабушка  любила меня  изо  всей  мочи, и нежности  её  не  было границ. (…)

            Так  протекло  моё  детство. Когда  же я  подрос, из меня  очень  захотели  сделать сельского учителя  и  потому отдали  в  церковно - учительскую  школу, окончив  которую  я  должен был  поступить  в Московский  учительский  институт. К счастью, этого  не  случилось.

             Стихи  я  начал  писать  рано, лет  девяти,  но сознательное творчество  отношу  к  16-17 годам. (…)

            Восемнадцати  лет я  был удивлён, разослав  свои  стихи  по  журналам,  тем,  что  их  не печатают, и  поехал  в  Петербург. Там  меня  приняли весьма  радушно. Первый, кого  я  увидел, был  Блок. (…)  Когда  я  смотрел  на Блока, с  меня  капал  пот,  потому  что  в  первый  раз видел  живого  поэта. (…)

            От  многих  моих  религиозных стихов  и  поэм  я  бы  с  удовольствием  отказался,  но  они  имеют большое  значение  как  путь поэта  до революции.

            С  восьми лет бабка  таскала  меня  по  разным  монастырям, из-за  неё  у  нас вечно ютились всякие странники и странницы. Распевались разные  духовные  стихи. Дед  напротив. Был  не дурак  выпить. С  его  стороны  устраивались  вечные  невенчанные свадьбы.

             После, когда  я  ушёл  из деревни, мне  долго  пришлось  разбираться  в  своём  укладе.

            В  годы  революции  был  всецело на  стороне Октября, но принимал  всё по-своему, с  крестьянским  уклоном.

            В  смысле  формального  развития  теперь  меня  тянет  всё больше  к  Пушкину.

            Что  касается  остальных  автобиографических  сведений, - они  в  моих  стихах.

                                                                                                         Сергей  Есенин.

                                                                                                           Октябрь, 1925.

 

С 1912 до конца 1914 года Есенин живет в Москве у отца: работает в книжном магазине, корректором в типографии Сытина, принимает активное участие в работе литературных кружков. Вечерами учится в народном университете Шанявского. Во время учебы в университете все свободное время читал и… много думал о смысле жизни. Уже в самом начале своего пути Есенин близко к сердцу принимал народные страдания, боль людей, кому «незавидная… в жизни выпала доля».

Мои мечты стремятся в даль,

 Где слышны вопли и рыданья,

Чужую разделить печаль

 И муки тяжкого страданья. 

Я там могу найти себе

 Отраду в жизни, упоенье,

 И там, наперекор судьбе,

 Искать я буду вдохновенья.

В марте 1915 года Есенин приезжает в Петроград к Блоку. Блок помог Есенину познакомиться с писателями. 

1февраля 1916 года вышел первый сборник стихов Есенина «Радуница». Есенин становился знаменитым. За несколько лет до этого сам предсказал свою славу:

Разбуди меня завтра рано,

Засвети в нашей горнице свет.

Говорят, что я скоро стану

 Знаменитый русский поэт. 

Шла первая мировая война, Есенина призвали на военную службу. Но на фронт он не попал – был направлен в Петроградский резерв военных санитаров. В свободное от службы время он написал около двадцати стихотворений, начал готовить второй сборник – «Голубень».

1917-й год. Февральская революция. Есенину полагалось ехать на фронт. Однако служить Временному правительству у поэта не было ни малейшего желания. «В революцию, - писал он в автобиографии, - покинул самовольно армию Керенского…» 

 В одной из деревень Вологодского уезда 4 августа 1917 года был зарегистрирован брак Есенина с Зинаидой Николаевной Райх. Сергей познакомился с ней ранней весной в редакции петроградской газеты, где она работала токарем - машинисткой. Молодые возвращаются в Питер. У Сергея Есенина начинается пора яркого и широкого расцвета.

 В автобиографии Есенин отметил: «В годы революции был всецело на стороне Октября, но принимал все по-своему, с крестьянским уклоном». Его стихи окрашены романтикой мужицкого бунта. Вот, что значило «принимать все по-своему, с крестьянским уклоном». В марте 1918 года Есенин переезжает с женой в Москву. Поселились в небольшой гостинице, там было неуютно и сыро, жили впроголодь, получали скудный продовольственный паек. В конце мая у Есениных родилась дочь – Татьяна. Но семейная жизнь не ладилась. С женой поэт разошелся еще до рождения второго ребенка – сына Константина.

Центрами литературной жизни становились маленькие клубы, кафе, где скрещивались в жаркой полемике представители враждующих групп и течений. Есенин с головой ушел в эту увлекательную, бурную, суматошную жизнь. Он участвовал в «дружеских» попойках, хотя раньше не прикасался к спиртному и не любил пьяных компаний. Известное увлечение вычурными образами и нарочито вульгарной лексикой отрицательно сказалось в таких произведениях, как «Исповедь хулигана», в цикле стихов «Москва кабацкая». Не стало в творчестве Есенина той радуги красок, которыми отличались его первые стихи.

 Есенин стремился вырваться из гнилой атмосферы поэтических кабаков.

Все живое особой метой

Отмечается с ранних пор.

Если не был бы я поэтом,

То, наверно, был мошенник и вор.

    Летом 1921 года в Москву по приглашению Советского правительства прибыла из-за границы на гастроли знаменитая американская танцовщица Айседора Дункан. Артистка намеревалась не только давать концерты, но и основать в Москве танцевальную школу. Из старого мира она шла в новый, не зная, что в обетованной земле найдет и большую, последнюю в жизни любовь. 

В мае 1922 года Айседора Дункан должна была по заключенным с ней контрактам выехать на гастроли в Западную Европу и Соединенные Штаты Америки. К этому времени чувство Есенина к Айседоре, которое вначале было еще неясным и тревожным, теперь пылало с такой страстью и силой, как и любовь к нему Айседоры. Они закрепили свой брак по советским законам, после чего вылетели в Берлин.

 Германия, Бельгия, Франция, Италия, Америка. Периоды меланхолии, сильного нервного возбуждения были у Есенина во время путешествия. В письмах из-за границы он пишет: «Родные мои! Хорошие! Что сказать мне вам об этом ужаснейшем царстве мещанства, которое граничит с идиотизмом? Кроме фокстрота, здесь почти ничего нет, здесь жрут и пьют и опят фокстрот… В страшной моде Господин доллар, а на искусство им начхать… Пусть мы нищие, пусть у нас голод, людоедство, зато у нас есть душа.»

За границей Есенин пробыл почти два года. Вдали от родных берегов Есенин сильно тосковал по России. Но где бы ни находился Есенин, то ли в Европе, то ли в Америке, сердцем и душой он был в России. После Америки Есенин и Дункан еще полгода жили во Франции и Германии и 3 августа 1923 года вернулись в Москву. Во Франции наступил кризис в отношениях с Есениным. Любовь Айседоры к Есенину внесла немало трагического в ее жизнь. Они многое дали друг другу. Но вместе с тем и мучили один другого. К естественному концу пришла драматическая история взаимоотношений Есенина с Айседорой Дункан

После возвращения из Америки Сергей Есенин в продолжение двух с половиной последующих лет не только внутренне преображался, но и буквально становился недосягаемым для всей остальной завистливой стихотворной братии. За сравнительно короткое время он создает самые главные свои произведения, поставившие его в ряд классиков. В их числе поэмы «Анна Снегина»,  «Черный человек», «Песнь о великом походе», «Поэма о тридцати шести», цикл «Персидские мотивы», поэмы «Возвращение на родину», «Баллада о двадцати шести», «Мой путь», «Письмо к женщине», «Цветы», стихотворения «Низкий дом с голубыми ставнями», «Пушкину», «Русь советская», «На Кавказе», «Поэтам Грузии», «- « Письмо деду", «Отговорила роща золотая…» «Мы теперь уходим понемногу…", «Письмо матери», «Клен ты мой опавший…», «Заметался пожар голубой…» и десятки других стихов. И благодаря этим непревзойденным образцам исключительно русской поэзии, вошедшим в золотой фонд литературы, путь его отныне пролегал в бессмертие.

«Незащищенный» Есенин по наивности или застольному чудачеству то вступал в общество вольнодумцев, то объявлялся вождем имажинистов, нелестно высказывался о некоторых вождях, уезжал за границу и, естественно, не мог оставаться незамеченным в органах ГПУ; несомненно, Есенин был у них «на крючке». После возвращения из-за границы в Москву, начиная с декабря 1923 года, его систематически задерживают работники милиции. На поэта заводят уголовные дела.

Современники вспоминали, что Есенин неоднократно говорил им о готовящемся на него покушении. Известны несколько случаев покушения на его жизнь. Жизнь Есенина превратилась в кошмар. Он часто уезжал из Москвы и возвращался обратно. Вечером 23 декабря 1925 года покидает Москву и перебирается в Ленинград. Он мечтает начать здесь новую жизнь. В Питер Есенин ехал не умирать, а возродится к новой.

Но времени уже ему не было оставлено. В Петербурге поселился в гостинице «Англетер». В ночь с 27 на 28 декабря мы потеряли великого русского поэта. Его нашли повешенным на трубе центрального отопления в гостиничном номере. Трагическая гибель тридцатилетнего поэта Сергея Есенина до сих пор волнует сердца миллионов людей. И до сих пор является загадкой не только для читателей, но даже для криминалистов. Спустя десятилетия найдены доказательства, опровергающие самоубийство Есенина.

Видеоролик «Тайна Англетера».

 

Преподаватель. Есенин настолько «свой», что нам кажется, что о нем- то мы все знаем. И всё же этот человек за свою очень короткую жизнь оставил литературное наследие, которое содержит, как оказывается, ещё много загадок. В самом звучании его фамилии есть что- то природное, лесное, весеннее – и никаких псевдонимов, столь популярных в его время, не понадобилось.

 

Слово предоставляется студентам, они готовили учебные проекты по заданным темам.

 

Представление проектов по группам.

 

Тема Родины и природы в стихах С.А.Есенина.

 

 С. Есенин — выдающийся русский поэт, неповторимый талант которого признан всеми. Поэт знал Россию с той стороны, с какой видел ее народ, создал красочный и многоликий образ природы, воспел высокое чувство любви. Глубокая внутренняя сила его поэзии, совпадение пути с жизнью народа, с жизнью страны позволили Есенину стать по-настоящему народным поэтом. "Искусство для меня не затейливость узоров, а самое необходимое слово того языка, которым я хочу себя выразить", — писал Есенин. 
   Большая часть произведений Есенина посвящена России. Сергей Есенин родился в старинном селе Константинове, что около Рязани. Здесь, на рязанской земле, отшумело детство поэта, прошла его юность, здесь он написал свой первые стихи. И костер зари, и плеск волны, и серебристая луна, и необъятная небесная синь, и голубая гладь озер — вся красота родного края с годами отлилась в стихи, полные любви к русской земле: 

Запели тесаные дроги,
Бегут равнины и кусты.
Опять часовни на дороге
И поминальные кресты.

Опять я теплой грустью болен
От овсяного ветерка,
И на известку колоколен
Невольно крестится рука.

О Русь, малиновое поле
И синь, упавшая в реку,
Люблю до радости и боли
Твою озерную тоску.

Холодной скорби не измерить,
Ты на туманном берегу.
Но не любить тебя, не верить —
Я научиться не могу.

И не отдам я эти цепи,
И не расстанусь с долгим сном,
Когда звенят родные степи
Молитвословным ковылем.

<1916>

   В сердце Есенина с юных лет запала Россия, ее грустные и раздольные песни, светлая печаль, сельская тишина, девичий смех, горе матерей, потерявших на войне сыновей. Все это — в стихах Есенина, каждая строчка которых согрета чувством безграничной любви к родине. "Моя поэзия богата одной любовью — любовью к Родине. Это — ведущая ее тема, которая питает все мое творчество", — говорил Есенин. 
    О чем бы ни писал поэт, даже в самые тяжелые минуты одиночества светлый образ родины согревал его душу. Как настоящий поэт Есенин заявил о себе с самых первых стихов.

Гой ты, Русь, моя родная,
Хаты — в ризах образа...
Не видать конца и края —
Только синь сосет глаза.

Как захожий богомолец,
Я смотрю твои поля.
А у низеньких околиц
Звонно чахнут тополя.

Пахнет яблоком и медом
По церквам твой кроткий Спас.
И гудит за корогодом
На лугах веселый пляс.

Побегу по мятой стежке
На приволь зеленых лех,
Мне навстречу, как сережки,
Прозвенит девичий смех.

Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!»
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою».

1914

 
    В нем уже отчетливо проглядывает чисто есенинское: размашистость, неуемное озорство, нежная и пронзительная любовь к родине. Ранние стихи Есенина полны звуков, запахов, красок.. Поэт любил свою родину, природу, умел слушать её и слышать,  и она отдавала ему всё:  и цвета, и звуки, и ароматы.

Спит ковыль. Равнина дорогая,
И свинцовой свежести полынь.
Никакая родина другая
Не вольет мне в грудь мою теплынь.

Знать, у всех у нас такая участь.
И, пожалуй, всякого спроси —
Радуясь, свирепствуя и мучась,
Хорошо живется на Руси.

Свет луны таинственный и длинный,
Плачут вербы, шепчут тополя.
Но никто под окрик журавлиный
Не разлюбит отчие поля.

И теперь, когда вот новым светом
И моей коснулась жизнь судьбы,
Все равно остался я поэтом
Золотой бревёнчатой избы.

Июль 1925

 

 

   Даже воспоминания о доме, в котором он провёл детство, полны запахов: «пахнет рыхлыми драчёнами», «хомутный запах дёгтя».

 

В ХАТЕ 

Пахнет рыхлыми драченами; 
У порога в дежке квас, 
Над печурками точеными 
Тараканы лезут в паз. 

Вьется сажа над заслонкою, 
В печке нитки попелиц, 
А на лавке за солонкою - 
Шелуха сырых яиц. 

Мать с ухватами не сладится, 
Нагибается низко, 
Старый кот к махотке крадется 
На парное молоко. 

Квохчут куры беспокойные 
Над оглоблями сохи, 
На дворе обедню стройную 
Запевают петухи. 

А в окне на сени скатые, 
От пугливой шумоты, 
Из углов щенки кудлатые 
Заползают в хомуты.

 

   Недаром говорят, что слово имеет свой цвет и запах. Скажешь «Есенин», и перед тобой закружатся осенние листья, взмахнут весенней причёской берёзы, запахнет «черёмуха душистая», как будто сама фамилия поэта создана для выражения России с её пейзажами и ещё никем не разгаданным народом.  

 Вместе с тем уже в ранних стихах Есенина много тоски и печали, предчувствия предстоящих бед России: 

Я о своем таланте
Много знаю.
Стихи — не очень трудные дела.
Но более всего
Любовь к родному краю
Меня томила,
Мучила и жгла.

Стишок писнуть,
Пожалуй, всякий может
О девушке, о звездах, о луне...
Но мне другое чувство
Сердце гложет,
Другие думы
Давят череп мне.


        Время Есенина — время крупных поворотов в истории России. От Руси, втянутой царизмом в пучину мировой войны, — к Руси, преображенной революцией, — таков путь, пройденный поэтом вместе со своей Русью, своим народом. Поэт переживает вместе со страной все исторические перемены. После революции 1917 г. его поэзия наполнилась новым светом — Есенин видит будущее России в виде утопических картин рая на земле, романтического "града Инонии", поэт осознает ту силу и свободу, которую ему и народу принесли октябрьские события. Но потом поэт понимает, что утопический рай — это не реальность, ему хочется понять происходящее, его мучает вопрос: "Куда несет нас рок событий?" Но найти ответ на этот вопрос очень трудно, поэт стремится познать смысл происходящего: 

Душа грустит о небесах,
Она не здешних нив жилица.
Люблю, когда на деревах
Огонь зеленый шевелится.

То сучья золотых стволов,
Как свечи, теплятся пред тайной,
И расцветают звезды слов
На их листве первоначальной.

Понятен мне земли глагол,
Но не стряхну я муку эту,
Как отразивший в водах дол
Вдруг в небе ставшую комету.

Так кони не стряхнут хвостами
В хребты их пьющую луну...
О, если б прорасти глазами,
Как эти листья, в глубину.

1919

    В стихах Есенина о деревне нас привлекает тревога за ее судьбу, верно показанная деревенская жизнь, беспредельная любовь поэта к деревне — неотъемлемой и важной частичке родины. Он знал и нищету деревенской жизни, и непосильные тяготы сельского труда. О том, что Есенин видел кричащие социальные противоречия деревни, что он болел этой вековой болью русской крестьянской жизни, свидетельствуют такие стихи, как "Заглушила засуха засевки...", "Край ты мой заброшенный" и другие.

Край ты мой заброшенный,
Край ты мой, пустырь.
Сенокос некошеный,
Лес да монастырь.

Избы забоченились,
А и всех-то пять.
Крыши их запенились
В заревую гать.

Под соломой-ризою
Выструги стропил,
Ветер плесень сизую
Солнцем окропил.

В окна бьют без промаха
Вороны крылом,
Как метель, черемуха

Уж не сказ ли в прутнике
Жисть твоя и быль,
Что под вечер путнику
Нашептал ковыль?

1914

 

    Но в его стихах несравненно больше деревенских праздников и гуляний, картин сельского приволья, чем картин тяжелого крестьянского труда. Сельская жизнь предстает в светлом и радостном ореоле, с ней связываются самые сокровенные верования и чувства поэта. Деревенская изба, родные приокские просторы обретают почти сказочную красочность: 

 

Задымился вечер, дремлет кот на брусе.
Кто-то помолился: «Господи Исусе».

Полыхают зори, курятся туманы,
Над резным окошком занавес багряный.

Вьются паутины с золотой повети.
Где-то мышь скребется в затворенной клети...

У лесной поляны — в свяслах копны хлеба,
Ели, словно копья, уперлися в небо.

Закадили дымом под росою рощи...
В сердце почивают тишина и мощи.

   Все творчество Есенина проникнуто лиризмом: его раздумья о судьбах родины, стихи о любимой, волнующие рассказы о животных. Любимые образы поэта связаны с природой: белая березка, его старый клен "на одной ноге", стерегущий "голубую Русь". 
  В стихах Есенина природа живет неповторимой поэтической жизнью. Она вся в вечном движении, в бесконечном развитии и изменении. Подобно человеку она поет и шепчет, грустит и радуется. В изображении природы Есенин использует образы народной поэзии, часто прибегает к приему олицетворения. Черемуха у него "спит в белой накидке", вербы плачут, тополя шепчут, "пригорюнились девушки-ели", "заря окликает другую".

***

Синий май. Заревая теплынь.
Не прозвякнет кольцо у калитки.
Липким запахом веет полынь.
Спит черемуха в белой накидке.

В деревянные крылья окна
Вместе с рамами в тонкие шторы
Вяжет взбалмошная луна
На полу кружевные узоры.

Наша горница хоть и мала,
Но чиста. Я с собой на досуге...
В этот вечер вся жизнь мне мила,
Как приятная память о друге.

Сад полышет, как пенный пожар,
И луна, напрягая все силы,
Хочет так, чтобы каждый дрожал
От щемящего слова «милый».

Только я в эту цветь, в эту гладь,
Под тальянку веселого мая,
Ничего не могу пожелать,
Все, как есть, без конца принимая.

Принимаю — приди и явись,
Все явись, в чем есть боль и отрада...
Мир тебе, отшумевшая жизнь.
Мир тебе, голубая прохлада.

 

   Природа у Есенина многоцветна, многокрасочна. Любимые его цвета — синий и голубой. Эти цветовые тона усиливают ощущение необъятности степных просторов России . Эпитет «синий» встречается в стихах Есенина более 50 раз:

 

                                            Синий туман. Снеговое раздолье,

 

                                            Заметался пожар голубой

                                            Позабылись родимые дали…

 

Нивы сжаты, рощи голы,
От воды туман и сырость.
Колесом за сини горы
Солнце тихое скатилось.

Дремлет взрытая дорога.
Ей сегодня примечталось,
Что совсем, совсем немного
Ждать зимы седой осталось.

Ах, и сам я в чаще звонкой
Увидал вчера в тумане:
Рыжий месяц жеребенком
Запрягался в наши сани.

1917

 

   Синяя цветовая гамма способствует передаче тончайших настроений, придаёт романтическую одухотворённость, свежесть образам, создаваемым Есениным. Лучше всего, по моему мнению, это выражено в стихотворении «Я по первому снегу бреду»:

Я по первому снегу бреду.
В сердце ландыши вспыхнувших сил.
Вечер синею свечкой звезду
Над дорогой моей засветил.

Я не знаю — то свет или мрак?
В чаще ветер поет иль петух?
Может, вместо зимы на полях,
Это лебеди сели на луг.

Хороша ты, о белая гладь!
Греет кровь мою легкий мороз.
Так и хочется к телу прижать
Обнаженные груди берез.

О лесная, дремучая муть!
О веселье оснеженных нив!
Так и хочется руки сомкнуть
Над древесными бедрами ив.

1917

   Еще одним излюбленным цветом Есенина является золотой, которым поэт подчеркивает силу или высоту высказывания.

Отговорила роща золотая
Березовым, веселым языком,
И журавли, печально пролетая,
Уж не жалеют больше ни о ком.

Кого жалеть? Ведь каждый в мире странник —
Пройдет, зайдет и вновь оставит дом.
О всех ушедших грезит коноплянник
С широким месяцем над голубым прудом.

Стою один среди равнины голой,
А журавлей относит ветер в даль,
Я полон дум о юности веселой,
Но ничего в прошедшем мне не жаль.

Не жаль мне лет, растраченных напрасно,
Не жаль души сиреневую цветь.
В саду горит костер рябины красной,
Но никого не может он согреть.

Не обгорят рябиновые кисти,
От желтизны не пропадет трава.
Как дерево роняет тихо листья,
Так я роняю грустные слова.

И если время, ветром разметая,
Сгребет их все в один ненужный ком...
Скажите так... что роща золотая
Отговорила милым языком.

1924

 

     Темы родины и природы в есенинской поэзии тесно взаимосвязаны, потому что, воспевая родину, поэт не может быть равнодушным к ее полям, лугам, рекам, описывая же природу, поэт тем самым описывает и родину, так как природа — часть родины. Огромная любовь к России дала Сергею Есенину право сказать: 

          Ну что ж!

          Прости, родной приют.

          Чем сослужил тебе - и тем уж я доволен.

          Пускай меня сегодня не поют -

          Я пел тогда, когда был край мой болен.

 

          Приемлю все.

          Как есть все принимаю.

          Готов идти по выбитым следам.

          Отдам всю душу октябрю и маю,

          Но только лиры милой не отдам.

 

          Я не отдам ее в чужие руки,

          Ни матери, ни другу, ни жене.

          Лишь только мне она свои вверяла звуки

          И песни нежные лишь только пела мне.

 

          Цветите, юные!  И здоровейте телом!

          У вас иная жизнь, у вас другой напев.

          А я пойду один к неведомым пределам,

          Душой бунтующей навеки присмирев.

 

          Но и тогда,

          Когда во всей планете

          Пройдет вражда племен,

          Исчезнет ложь и грусть, -

          Я буду воспевать

          Всем существом в поэте

          Шестую часть земли

          С названьем кратким "Русь".

    А Русь — это русский народ, неповторимая природа, история страны, это все, что относится к этой части земли. 
   Поэзия Есенина близка и дорога многим народам, его стихи звучат на разных языках. Заслуга поэта велика. Произведения его затрагивают наиболее важные аспекты жизни, темы, близкие народу, актуальные. Язык Есенина прост и доступен, сравнения подобраны с поэтической точностью, образы многолики и красочны. Поэзия волнует сердце, притягивает своей оригинальностью и поэтической красотой. Есенин — жизнелюб. И это качество он воплощает в своих стихах, читая которые, невольно начинаешь смотреть на жизнь с другой стороны, относишься ко всему проще, учишься любить свой край, понимаешь, как Есенин, что "оттого и дороги мне люди, что живут со мною на земле".

Мы теперь уходим понемногу
В ту страну, где тишь и благодать.
Может быть, и скоро мне в дорогу
Бренные пожитки собирать.

Милые березовые чащи!
Ты, земля! И вы, равнин пески!
Перед этим сонмом уходящих
Я не в силах скрыть моей тоски.

Слишком я любил на этом свете
Все, что душу облекает в плоть.
Мир осинам, что, раскинув ветви,
Загляделись в розовую водь!

Много дум я в тишине продумал,
Много песен про себя сложил,
И на этой на земле угрюмой
Счастлив тем, что я дышал и жил.

Счастлив тем, что целовал я женщин,
Мял цветы, валялся на траве
И зверье, как братьев наших меньших,
Никогда не бил по голове.

Знаю я, что не цветут там чащи,
Не звенит лебяжьей шеей рожь.
Оттого пред сонмом уходящих
Я всегда испытываю дрожь.

Знаю я, что в той стране не будет
Этих нив, златящихся во мгле...
Оттого и дороги мне люди,
Что живут со мною на земле.

1924

 

Только Есенин мог сказать: «Россия! Какое хорошее слово. И «роса», и «сила», и «синее» что-то!» Поэт не только увидел синь родных просторов, но и услышал её в имени Родины, в бездне пространства самого дорогого ему слова – Россия.  

 

Любовная лирика Сергея Есенина.

 

Любовь - это высшее проявление наших чувств.

 Любовь - это дар, который ниспослан нам свыше.

 Она всегда приходит внезапно: врывается в нашу привычную жизнь и нарушает весь рутинный уклад.

 Это чувство многолико и многогранно, оно имеет много значений и оттенков.

Порой мы путаем это чувство с каким-то другим, или, наоборот, выдаем что-то иное за любовь.

Сколько всего приносит она с собой: минуты безумного счастья, мучительные страдания, надежды и тревоги, восторг и разочарование.

 
Тема любви настолько необъятна и многогранна, что звучит, наверное, в творчестве каждого поэта. Но у каждого по-своему. Так и в жизни "последнего певца деревни" - Сергея Есенина любовь занимала главенствующее положение. 

В течение всей жизни любовная лирика, как и сам поэт, претерпевали значительные изменения: от первых пылких юношеских к глубоким душевным переживаниям. Пытаясь глубже разобраться в себе, своих чувствах, Есенин посвящает теме любви целые циклы стихов.

Первая любовь поэта рождается на его родине, в «стране березового ситца». Стихотворения, относя­щиеся к этому периоду (начало десятых годов XX века), схожи по своему настроению с народными пес­нями, полны деревенской мелодичности и напевно­сти.

Заиграй, сыграй, тальяночка, малиновы меха.
Выходи встречать к околице, красотка, жениха.

Васильками сердце светится, горит в нем бирюза.
Я играю на тальяночке про синие глаза.

То не зори в струях озера свой выткали узор,
Твой платок, шитьем украшенный, мелькнул за косогор.

Заиграй, сыграй, тальяночка, малиновы меха.
Пусть послушает красавица прибаски жениха.

1912 

 

   Природа в этих стихотворениях не только является фоном действия, но и непосредственным участником событий: может передавать чувства людей, подсказывать развязку отношений. Образ самой любимой так же непосредственно связан с природой, ее образами и запахами: 

Не бродить, не мять в кустах багряных
Лебеды и не искать следа.
Со снопом волос твоих овсяных
Отоснилась ты мне навсегда.

С алым соком ягоды на коже,
Нежная, красивая, была
На закат ты розовый похожа
И, как снег, лучиста и светла.

Зерна глаз твоих осыпались, завяли,
Имя тонкое растаяло, как звук.
Но остался в складках смятой шали
Запах меда от невинных рук.

В тихий час, когда заря на крыше,
Как котенок, моет лапкой рот,
Говор кроткий о тебе я слышу
Водяных поющих с ветром сот.

Пусть порой мне шепчет синий вечер,
Что была ты песня и мечта,
Все ж, кто выдумал твой гибкий стан и плечи —
К светлой тайне приложил уста.

Не бродить, не мять в кустах багряных
Лебеды и не искать следа.
Со снопом волос твоих овсяных
Отоснилась ты мне навсегда.

<1916> 

  В стихотворении «Зеленая прическа...» девушка предстает перед нами в любимом образе поэта — в об­разе тонкой березки, что «загляделась в пруд».

 

           Л. И. Кашиной

Зелёная причёска,
Девическая грудь,
О тонкая берёзка,
Что загляделась в пруд?

Что шепчет тебе ветер?
О чем звенит песок?
Иль хочешь в косы-ветви
Ты лунный гребешок?

Открой, открой мне тайну
Твоих древесных дум,
Я полюбил печальный
Твой предосенний шум.

И мне в ответ берёзка:
"О любопытный друг,
Сегодня ночью звездной
Здесь слезы лил пастух.

Луна стелила тени,
Сияли зеленя.
За голые колени
Он обнимал меня.

И так, вдохнувши глубко,
Сказал под звон ветвей:
"Прощай, моя голубка,
До новых журавлей".

 

   В начале двадцатых годов происходит резкая сме­на настроения поэта в стихотворениях о любви. Есе­нин, став свидетелем событий революции, видя изме­нения, происходящие в стране, глубоко почувствовал внутреннее настроение народа. Оно отразилось в цик­ле стихотворений «Москва кабацкая», где деревен­ский песенный лиризм заменяется отчетливым рез­ким ритмом. Поэт, переживая вместе с народом тяже­лые перемены в России, не может определить своего места в жизни, глубоко страдает от сознания душев­ной раздвоенности. Он ждал от революции осуществ­ления мечты о «мужицком рае», вольной, сытой, сча­стливой жизни на земле. Но на самом деле произошло разорение деревенской «голубой Руси». С. А. Есенин почувствовал, что происходит разрушение гармонии с природой. Это тяжелое настроение выражается и в любовной лирике. Здесь мы уже не встретим слов о возвышенной любви, нет того любования природой, что всегда присутствовало в ранних стихах. Поэт «без возврата» покидает «родные поля». «Да! Теперь ре­шено. Без возврата...», — пишет он в 1922 году. В стихах больше нет красоты розового заката, есть только «шум и гам в этом логове жутком».

 

Цикл «Москва кабацкая»

 Я обманывать себя не стану, 
Залегла забота в сердце мглистом. 
Отчего прослыл я шарлатаном? 
Отчего прослыл я скандалистом? 
 Не злодей я и не грабил лесом, 
Не расстреливал несчастных по темницам. 
Я всего лишь уличный повеса, 
Улыбающийся встречным лицам. 
 Я московский озорной гуляка. 
По всему тверскому околотку 
В переулках каждая собака 
Знает мою лёгкую походку. 
 Каждая задрипанная лошадь 
Головой кивает мне навстречу. 
Для зверей приятель я хороший, 
Каждый стих мой душу зверя лечит. 
 Я хожу в цилиндре не для женщин - 
В глупой страсти сердце жить не в силе, - 
В нём удобней, грусть свою уменьшив, 
Золото овса давать кобыле. 
 Средь людей я дружбы не имею, 
Я иному покорился царству. 
Каждому здесь кобелю на шею 
Я готов отдать мой лучший галстук. 
 И теперь уж я болеть не стану. 
Прояснилась омуть в сердце мглистом. 
Оттого прослыл я шарлатаном, 
Оттого прослыл я скандалистом. 

1922

 Пой же, пой. На проклятой гитаре 

Пальцы пляшут твои в полукруг. 
Захлебнуться бы в этом угаре, 
Мой последний, единственный друг. 
Не гляди на её запястья 
И с плечей её льющийся шёлк. 
Я искал в этой женщине счастья, 
А нечаянно гибель нашёл. 
 Я не знал, что любовь - зараза, 
Я не знал, что любовь - чума. 
Подошла и прищуренным глазом 
Хулигана свела с ума. 
 Пой, мой друг. Навевай мне снова 
Нашу прежнюю буйную рань. 
Пусть целует она другова, 
Молодая, красивая дрянь. 
 Ах, постой. Я её не ругаю. 
Ах, постой. Я её не кляну. 
Дай тебе про себя я сыграю 
Под басовую эту струну. 
 Льётся дней моих розовый купол. 
В сердце снов золотых сума. 
Много девушек я перещупал, 
Много женщин в углах прижимал. 
 Да! есть горькая правда земли, 
Подсмотрел я ребяческим оком: 
Лижут в очередь кобели 
Истекающую суку соком. 
 Так чего ж мне её ревновать. 
Так чего ж мне болеть такому. 
Наша жизнь - простыня да кровать. 
Наша жизнь - поцелуй да в омут. 
 Пой же, пой! В роковом размахе 
Этих рук роковая беда. 
Только знаешь, пошли их на ... 
Не умру я, мой друг, никогда. 

1922

 Не жалею, не зову, не плачу, 

Всё пройдёт, как с белых яблонь дым. 
Увяданья золотом охваченный, 
Я не буду больше молодым. 
 Ты теперь не так уж будешь биться, 
Сердце, тронутое холодком, 
И страна берёзового ситца 
Не заманит шляться босиком. 
 Дух бродяжий! ты всё реже, реже 
Расшевеливаешь пламень уст. 
О моя утраченная свежесть, 
Буйство глаз и половодье чувств! 
 Я теперь скупее стал в желаньях. 
Жизнь моя, иль ты приснилась мне? 
Словно я весенней гулкой ранью 
Проскакал на розовом коне. 
 Все мы, все мы в этом мире тленны, 
Тихо льётся с клёнов листьев медь... 
Будь же ты вовек благословенно, 
Что пришло процвесть и умереть. 

1921

 Да! Теперь - решено. Без возврата 

Я покинул родные края. 
Уж не будут листвою крылатой 
Надо мною звенеть тополя. 
 Низкий дом без меня ссутулится, 
Старый пёс мой давно издох. 
На московских изогнутых улицах 
Умереть, знать, сулил мне Бог. 
 Я люблю этот город вязевый, 
Пусть обрюзг он и пусть одрях. 
Золотая дремотная Азия 
Опочила на куполах. 
 А когда ночью светит месяц, 
Когда светит... чёрт знает как! 
Я иду, головою свесясь, 
Переулком в знакомый кабак. 
 Шум и гам в этом логове жутком, 
Но всю ночь напролёт, до зари, 
Я читаю стихи проституткам 
И с бандитами жарю спирт. 
 Сердце бьётся всё чаще и чаще, 
И уж я говорю невпопад: 
- Я такой же, как вы, пропащий, 
Мне теперь не уйти назад. 
 Низкий дом без меня ссутулится, 
Старый пёс мой давно издох. 
На московских изогнутых улицах 
Умереть, знать, сулил мне Бог. 

1922

 Всё живое особой метой 

Отмечается с ранних пор. 
Если не был бы я поэтом, 
То, наверно, был мошенник и вор.  
 Худощавый и низкорослый, 
Средь мальчишек всегда герой, 
Часто, часто с разбитым носом 
Приходил я к себе домой. 
И навстречу испуганной маме 
Я цедил сквозь кровавый рот: 
«Ничего! Я споткнулся о камень, 
Это к завтраму всё заживёт». 
 И теперь вот, когда простыла 
Этих дней кипятковая вязь, 
Беспокойная, дерзкая сила 
На поэмы мои пролилась. 
 Золотая, словесная груда, 
И над каждой строкой без конца 
Отражается прежняя удаль 
Забияки и сорванца. 
 Как тогда, я отважный и гордый, 
Только новью мой брызжет шаг... 
Если раньше мне били в морду, 
То теперь вся в крови душа. 
 И уже говорю я не маме, 
А в чужой и хохочущий сброд: 
«Ничего! Я споткнулся о камень, 
Это к завтраму всё заживёт». 

1922

Звучит романс в исполнении А. Малинина

Мне осталась одна забава: 
Пальцы в рот - и весёлый свист. 
Прокатилась дурная слава, 
Что похабник я и скандалист. 
 Ах! какая смешная потеря! 
Много в жизни смешных потерь. 
Стыдно мне, что я в бога верил. 
Горько мне, что не верю теперь. 
 Золотые, далёкие дали! 
Всё сжигает житейская мреть. 
И похабничал я и скандалил 
Для того, чтобы ярче гореть. 
 Дар поэта - ласкать и карябать, 
Роковая на нём печать. 
Розу белую с чёрной жабой 
Я хотел на земле повенчать. 
 Пусть не сладились, пусть не сбылись 
Эти помыслы розовых дней. 
Но коль черти в душе гнездились - 
Значит, ангелы жили в ней. 
 Вот за это веселие мути, 
Отправляясь с ней в край иной, 
Я хочу при последней минуте 
Попросить тех, кто будет со мной, - 
 Чтоб за все за грехи мои тяжкие, 
За неверие в благодать 
Положили меня в русской рубашке 
Под иконами умирать. 

1923

    Одним из высших достижений любовной лирики Есенина является его знаменитый цикл «Персидские мотивы». Этот цикл был написан в 1924-1925 годах. В нем отразились впечатления от поездки поэта в Азербайджан.
    В этом сборнике появляется лирический образ прекрасной персиянки, в чьих глазах герой «увидел море, полыхающее голубым огнем». Женский образ «Персидских мотивов» собирательный. Все героини цикла – Шаганэ, Гелия, Лала – прекрасны и удивительны, так же, как и их родина. Загадочная страна Персия привлекает Есенина и необычностью нравов, и экзотичностью природы, и загадочностью женщин. Но, восхищаясь удивительной Персией, лирический герой не перестает тосковать по родине. Поэтому в стихотворениях цикла появляется еще один образ – «рязанских раздолий».

Цикл «Персидские мотивы»

Шаганэ ты моя, Шаганэ! 
Потому, что я с севера, что ли, 
Я готов рассказать тебе поле, 
Про волнистую рожь при луне. 
Шаганэ ты моя, Шаганэ. 
 Потому, что я с севера, что ли, 
Что луна там огромней в сто раз, 
Как бы ни был красив Шираз, 
Он не лучше рязанских раздолий. 
Потому, что я с севера, что ли. 
 Я готов рассказать тебе поле, 
Эти волосы взял я у ржи, 
Если хочешь, на палец вяжи - 
Я нисколько не чувствую боли. 
Я готов рассказать тебе поле. 
 Про волнистую рожь при луне 
По кудрям ты моим догадайся. 
Дорогая, шути, улыбайся, 
Не буди только память во мне 
Про волнистую рожь при луне. 
 Шаганэ ты моя, Шаганэ! 
Там, на севере, девушка тоже, 
На тебя она страшно похожа, 
Может, думает обо мне... 
Шаганэ ты моя, Шаганэ. 

1924

 Быть поэтом - это значит то же, 
Если правды жизни не нарушить, 
Рубцевать себя по нежной коже, 
Кровью чувств ласкать чужие души. 
 Быть поэтом - значит петь раздолье, 
Чтобы было для тебя известней. 
Соловей поёт - ему не больно, 
У него одна и та же песня. 
 Канарейка с голоса чужого - 
Жалкая, смешная побрякушка. 
Миру нужно песенное слово 
Петь по-свойски, даже как лягушка. 
 Магомет перехитрил в коране, 
Запрещая крепкие напитки, 
Потому поэт не перестанет 
Пить вино, когда идёт на пытки. 
 И когда поэт идёт к любимой, 
А любимая с другим лежит на ложе, 
Влагою живительной хранимый, 
Он ей в сердце не запустит ножик. 
 Но, горя ревнивою отвагой, 
Будет вслух насвистывать до дома: 
«Ну и что ж, помру себе бродягой, 
На земле и это нам знакомо». 

Август 1925

 Руки милой - пара лебедей - 

В золоте волос моих ныряют. 
Все на этом свете из людей 
Песнь любви поют и повторяют. 
 Пел и я когда-то далеко 
И теперь пою про то же снова, 
Потому и дышит глубоко 
Нежностью пропитанное слово. 
 Если душу вылюбить до дна, 
Сердце станет глыбой золотою. 
Только тегеранская луна 
Не согреет песни теплотою. 
 Я не знаю, как мне жизнь прожить: 
Догореть ли в ласках милой Шаги 
Иль под старость трепетно тужить 
О прошедшей песенной отваге? 
 У всего своя походка есть: 
Что приятно уху, что - для глаза. 
Если перс слагает плохо песнь, 
Значит, он вовек не из Шираза. 
 Про меня же и за эти песни 
Говорите так среди людей: 
Он бы пел нежнее и чудесней, 
Да сгубила пара лебедей. 

Август 1925

 Голубая да весёлая страна. 

Честь моя за песню продана. 
Ветер с моря, тише дуй и вей - 
Слышишь, розу кличет соловей? 
Слышишь, роза клонится и гнётся - 
Эта песня в сердце отзовётся. 
Ветер с моря, тише дуй и вей - 
Слышишь, розу кличет соловей? 
 Ты - ребёнок, в этом спора нет, 
Да и я ведь разве не поэт? 
Ветер с моря, тише дуй и вей - 
Слышишь, розу кличет соловей? 
Дорогая Гелия, прости. 
Много роз бывает на пути, 
Много роз склоняется и гнётся, 
Но одна лишь сердцем улыбнётся. 
 Улыбнёмся вместе - ты и я - 
За такие милые края. 
Ветер с моря, тише дуй и вей - 
Слышишь, розу кличет соловей? 
 Голубая да весёлая страна. 
Пусть вся жизнь моя за песню продана, 
Но за Гелию в тенях ветвей 
Обнимает розу соловей. 

1925


    Также мотив любви силен в цикле «Любовь хулигана», посвященном актрисе Московского Камерного театра Августе Миклашевской. Образ прекрасной женщины переплетается с образом осени. Ее имя «звенит», ее волосы «цветом в осень». Эта женщина оказалась возможностью спокойного и мудрого примирения с действительностью, прощанием с «хулиганством». Но вместе с тем лирический герой прощался и с молодой отчаянностью, с «буйством глаз и половодьем чувств». Герой остро осознает и переживает невозможность любви:

Заметался пожар голубой, 
Позабылись родимые дали. 
В первый раз я запел про любовь, 
В первый раз отрекаюсь скандалить. 
 Был я весь - как запущенный сад, 
Был на женщин и зелие падкий. 
Разонравилось пить и плясать 
И терять свою жизнь без оглядки. 
 Мне бы только смотреть на тебя, 
Видеть глаз злато-карий омут, 
И чтоб, прошлое не любя, 
Ты уйти не смогла к другому. 
Поступь нежная, лёгкий стан, 
Если б знала ты сердцем упорным, 
Как умеет любить хулиган, 
Как умеет он быть покорным. 
Я б навеки забыл кабаки 
И стихи бы писать забросил. 
Только б тонко касаться руки 
И волос твоих цветом в осень. 
Я б навеки пошёл за тобой 
Хоть в свои, хоть в чужие дали... 
В первый раз я запел про любовь, 
В первый раз отрекаюсь скандалить. 

1923

 

Дорогая, сядем рядом, 
Поглядим в глаза друг другу. 
Я хочу под кротким взглядом 
Слушать чувственную вьюгу. 

Это золото осеннее, 
Эта прядь волос белесых — 
Все явилось, как спасенье 
Беспокойного повесы. 

Я давно мой край оставил, 
Где цветут луга и чащи. 
В городской и горькой славе 
Я хотел прожить пропащим. 

Я хотел, чтоб сердце глуше 
Вспоминало сад и лето, 
Где под музыку лягушек 
Я растил себя поэтом. 

Там теперь такая ж осень... 
Клен и липы в окна комнат, 
Ветки лапами забросив, 
Ищут тех, которых помнят. 

Их давно уж нет на свете. 
Месяц на простом погосте 
На крестах лучами метит, 
Что и мы придем к ним в гости, 

Что и мы, отжив тревоги, 
Перейдем под эти кущи. 
Все волнистые дороги 
Только радость льют живущим. 

Дорогая, сядь же рядом, 
Поглядим в глаза друг другу. 
Я хочу под кротким взглядом 
Слушать чувственную вьюгу. 
1923 


* * * 
Мне грустно на тебя смотреть, 
Какая боль, какая жалость! 
Знать, только ивовая медь 
Нам в сентябре с тобой осталась. 

Чужие губы разнесли 
Твое тепло и трепет тела. 
Как будто дождик моросит 
С души, немного омертвелой. 

Ну что ж! Я не боюсь его. 
Иная радость мне открылась. 
Ведь не осталось ничего, 
Как только желтый тлен и сырость. 

Ведь и себя я не сберег 
Для тихой жизни, для улыбок. 
Так мало пройдено дорог, 
Так много сделано ошибок. 

Смешная жизнь, смешной разлад. 
Так было и так будет после. 
Как кладбище, усеян сад 
В берез изглоданные кости. 

Вот так же отцветем и мы 
И отшумим, как гости сада... 
Коль нет цветов среди зимы, 
Так и грустить о них не надо. 
1923 

* * * 
Ты прохладой меня не мучай 
И не спрашивай, сколько мне лет, 
Одержимый тяжелой падучей, 
Я душой стал, как желтый скелет. 

Было время, когда из предместья 
Я мечтал по-мальчишески — в дым, 
Что я буду богат и известен 
И что всеми я буду любим. 

Да! Богат я, богат с излишком. 
Был цилиндр, а теперь его нет. 
Лишь осталась одна манишка 
С модной парой избитых штиблет. 

И известность моя не хуже, — 
От Москвы по парижскую рвань 
Мое имя наводит ужас, 
Как заборная, громкая брань. 

И любовь, не забавное ль дело? 
Ты целуешь, а губы как жесть. 
Знаю, чувство мое перезрело, 
А твое не сумеет расцвесть. 

Мне пока горевать еще рано, 
Ну, а если есть грусть — не беда! 
Золотей твоих кос по курганам 
Молодая шумит лебеда. 

Я хотел бы опять в ту местность, 
Чтоб под шум молодой лебеды 
Утонуть навсегда в неизвестность 
И мечтать по-мальчишески — в дым. 

Но мечтать о другом, о новом, 
Непонятном земле и траве, 
Что не выразить сердцу словом 
И не знает назвать человек. 
1923 

* * * 
Вечер черные брови насопил. 
Чьи-то кони стоят у двора. 
Не вчера ли я молодость пропил? 
Разлюбил ли тебя не вчера? 

Не храпи, запоздалая тройка! 
Наша жизнь пронеслась без следа. 
Может, завтра больничная койка 
Упокоит меня навсегда. 

Может, завтра совсем по-другому 
Я уйду, исцеленный навек, 
Слушать песни дождей и черемух, 
Чем здоровый живет человек. 

Позабуду я мрачные силы, 
Что терзали меня, губя. 
Облик ласковый! Облик милый! 
Лишь одну не забуду тебя. 

Пусть я буду любить другую, 
Но и с нею, с любимой, с другой, 
Расскажу про тебя, дорогую, 
Что когда-то я звал дорогой. 

Расскажу, как текла былая 
Наша жизнь, что былой не была... 
Голова ль ты моя удалая, 
До чего ж ты меня довела?

Звучит романс в исполнении А.Малинина

Пускай ты выпита другим, 
Но мне осталось, мне осталось 
Твоих волос стеклянный дым 
И глаз осенняя усталость. 

О возраст осени! Он мне 
Дороже юности и лета. 
Ты стала нравиться вдвойне 
Воображению поэта. 

Я сердцем никогда не лгу, 
И потому на голос чванства 
Бестрепетно сказать могу, 
Что я прощаюсь с хулиганством. 

Пора расстаться с озорной 
И непокорною отвагой. 
Уж сердце напилось иной, 
Кровь отрезвляющею брагой. 

И мне в окошко постучал 
Сентябрь багряной веткой ивы, 
Чтоб я готов был и встречал 
Его приход неприхотливый. 

Теперь со многим я мирюсь 
Без принужденья, без утраты. 
Иною кажется мне Русь, 
Иными — кладбища и хаты. 

Прозрачно я смотрю вокруг 
И вижу, там ли, здесь ли, где-то ль, 
Что ты одна, сестра и друг, 
Могла быть спутницей поэта. 

Что я одной тебе бы мог, 
Воспитываясь в постоянстве, 
Пропеть о сумерках дорог 
И уходящем хулиганстве. 
1923 
В этом цикле преобладает красота холода и увядания. 
    Таким образом, чувство любви, которое пронизывает почти всю лирику Есенина, очень сложное и противоречивое. Почти всегда оно переплетается с чувством разочарования, утраты, тоски и сливается воедино с чувством любви к Родине и с философскими раздумьями поэта.

Звучит романс «Клен ты мой опавший»

К любовной теме последних лет поэта относится и стихотворение "Письмо к женщине". Хотелось бы особо выделить его. В этом "письме" он просит прощение у женщины, которую когда-то любил. Теперь он исповедуется перед ней и просит простить его за обиды и горечь, которые ей причинил. В то время он не сумел сберечь любовь, но до сих пор хранит в сердце уважение и привязанность к ней.

Комментарии пользователей /0/
Комментариев нет...
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наши услуги



Мы в соц. сетях

    Персональные сообщения