Ольга
Должность:социальный педагог
Группа:Посетители
Страна:г. Кодинск Красноярский край
Регион:Красноярский край
18.03.2017
0
92
1

Статья "Нельзя познавать ребенка, не любя его"

Нельзя познавать Ребенка, не любя его.

 

В любви ребёнок находит вдвое больший источник роста.

И. Г. Песталоцци

 

Гуманная педагогика понимает личность как сложную,  индивидуальную цельность,  неповторимость и высшую ценность, которая обладает иерархией потребностей в безопасности, любви,  уважении и признании.  Высшей потребностью личности является потребность в самоактуализации - реализации  своих  возможностей  (А. Маслоу). Большинству людей, как полагают представители этой школы, свойственно стремление стать внутренне состоявшейся, актуализирующейся личностью.

Представителями  гуманной педагогики (личностно-ориентированного образования) являются выдающиеся педагоги-новаторы: К. Роджерс, Р. Бернс, С. Френе, А. Маслоу, В.А. Сухомлинский, Ш.А. Амонашвили и  польский педагог Януш Корчак. Они пред­приняли усилия для становления в России в середине 90-х годов XX века теории и практики личностно-ориентированной педагогической деятельности. Я думаю, очень интересны и полезны для педагогов и родителей их произведения.

В XX веке, во времена построения развитого социализма, в нашей системе образования преобладало авторитарное воспитание. Вот что пишет Ш.А. Амонашвили о любви педагогов, в то непростое время, к детям: «Но любовь их была своеобразной, она не имела возможности совершенствоваться. Действовал неписаный закон: любить-то детей надо, но так, чтобы не показывать им свою любовь; их надо любить со всеми строгостями, требованиями, принуждениями, наказаниями; пусть ребёнок не поймёт сегодня, что учитель любит его и ради его будущего счастья вынужден прибегать к силовым способам, зато поймёт, когда подрастёт, и будет благодарен. И получалось, что детей они любили, но воспитывали и учили их так, что дети не чувствовали эту любовь».

Автор продолжает: «Неписаный закон легко вёл учителя к грубостям. Любили авторитарно, властно, сурово, веря, что это есть лучший путь воспитания. Принималась мысль, что учение — тяжкий труд, надо терпеть, проявлять волю, упорство, чтобы учиться успешно». И далее: «Хотя мудрые люди, — философы, психологи, особенно классики мировой педагогики, а также множество талантливых педагогов, — настоятельно, убедительно, терпеливо и давно объясняют учителям и всем, кто имеет касательство к образованию, что принудительные и насильственные способы вредят детям, снижают возможность проявления природных способностей».

Другой педагог-новатор В.А. Сухомлинский считает: «Нельзя познавать Ребёнка, не любя его». «Речь идёт о мудрой человеческой любви, одухотворённой глубоким знанием человеческого, пониманием всех слабых и сильных сторон личности, — о любви, предостерегающей от безрассудных поступков и вдохновляющей на поступки честные, благородные. Любовь, которая учит жить, — такая любовь нелегка, она требует напряжения всех сил души, постоянной отдачи их».

Педагог продолжает: «То, что мы вкладываем в понятие любовь учителя к детям, любовь детей к учителю, начинается… с удивления, с благоговения одного перед духовными богатствами другого и прежде всего перед богатством мысли. …Если бы я не познавал многогранности человеческого в Ребёнке, если бы каждый день не открывал перед собой чего-то нового в каждом Ребёнке, все дети казались бы мне похожими друг на друга — я не видел бы Ребёнка. А тот, кто не видит Ребёнка, не может и полюбить его».

В.А.Сухомлинский говорит о том, что если учитель не любит детей, то: «… надо оставить школу и приобрести другую специальность. Или же воспитать в себе любовь к Ребёнку — третьего не дано». Это потому что «любовь к Ребёнку в нашей специальности — это плоть и кровь воспитателя как силы, способной влиять на духовный мир другого человека. Педагог без любви к Ребёнку — всё равно, что певец без голоса, музыкант без слуха, живописец без чувства цвета».

Автор пишет: «Я не могу себе представить, чтобы Ребёнок когда-нибудь надоел мне, чтобы я перестал любить его». «В самих детях, в их оптимистическом мировосприятии — источник моей любви к ним. Мне хочется быть с детьми. Особенно сильным становится это желание тогда, когда по каким-то своим внутренним причинам я чувствую упадок духовных сил. Знаешь, что общение с детьми вдохновит бодрость, пополнит духовные силы, и потому в такие минуты больше, чем когда-либо, стремишься быть с детьми».

Василий Александрович вводит новое понятие, рождённое в недрах понятия Любви — защитное воспитание. «Любить Ребёнка — значит защищать его от зла, которое ещё окружает многих детей в жизни (мы имеем в виду, прежде всего, семью). Ежегодно, когда школьный порог переступают первоклассники, с тревогой смотришь в глаза детям, которые несут в своём сердце открытую рану. Я хорошо знаю этих детей, знаю их родителей, знаю боли и тревоги детской души, знаю, что отдельных детей надо уже не воспитывать, а перевоспитывать. Эти дети у меня на особом учёте, их воспитание я называю «защитным воспитанием»… «Детей надо защищать от одиночества и чувства ненужности, от обмана, нечестности, эгоизма, неуважения к людям, от телесных наказаний и насилия, от заласканности».

Педагог продолжает: «Защитное воспитание — это глубоко индивидуальное творчество педагога. Тут надо так прикоснуться к болезненному, искалеченному сердцу Ребёнка, чтобы воспитание не обернулось для него страданием. От духовного одиночества самой лучшей защитой является пробуждение чувства любви, симпатии к человеку — учителю»…«Защитное воспитание есть проявление утончённого понимания чувства любви. Понятие это открывает целое научное направление в педагогике, если считать, что педагогика есть наука; или же высшие сферы искусства, если считать, что педагогика есть искусство. Лучше сказать — и в той, и в другой сферах».

Польский педагог-новатор Януш Корчак считает, что ребенка надо называть, прежде всего, человеком. «Детей нет — есть люди, но с иным масштабом понятий, иным запасом опыта, иными впечатлениями, иной игрой чувств».

Корчак пишет: «Я искал свои ответы — как любить детей — не только в непосредственном общении с детьми, но и в построении учебников и задачников для всех, в утверждении смысла духовности в содержании образования, в возвеличивании воспитания над обучением, в обогащении жизни детей через содержательную организацию полного школьного дня, с занятиями по шахматам, театру, балету, по творческому труду, играм и прогулкам… В общем, протаптывал тропинку Педагогической Любви всеми теми способами, которые могли доставить детям радость, развитие во многогранной деятельности, а самое главное, чувство того, что они в школе живут жизнью, которая манит их».

Корчак уточняет: «Воспитатель, который не сковывает, а освобождает, не подавляет, а возносит, не комкает, а развивает, не диктует, а учит, не требует, а спрашивает, — переживёт вместе с ребёнком много вдохновляющих минут, не раз следуя увлажнённым взором за борьбой ангела с сатаною, где светлый ангел побеждает».

Это он впервые в мире написал книгу и назвал её так: «Как любить Ребёнка». Любить Ребёнка по-всякому нельзя. Если Любовь не воспитывает, она не для Ребёнка. Если в Любви нет преданности и скрытой готовности к самопожертвованию, она тоже не для детей.

Януш Корчак не устает повторять: «Детство - фундамент жизни. Без безмятежного, наполненного детства, последующая жизнь будет ущербной: Ребенок - это ученый в лаборатории, напрягающий свою волю и ум для решения труднейших задач».

Суть, стержень системы воспитания по Корчаку - это долгий процесс пробуждения и развития в ребенке потребности к самосознанию, самоконтролю и воли к самосовершенствованию. Корчак настойчиво требует признания равноценности и самоценности личности ребенка, признания за ним права на индивидуальность.

Подробнее хочу поговорить о замечательном произведении Я. Корчака «Когда я снова стану маленьким».

Читая это произведение, мы видим мир одновременно с двух сторон: глазами мальчика-школьника и глазами уже выросшего из него взрослого мужчины-учителя. Став маленьким с помощью сказочного гнома, автор был очень рад снова приобрести своих родителей и друзей. Детские годы – самые яркие и незабываемые. Автор верно заметил, что и взрослый человек может чувствовать себя сиротой, «когда ему тоскливо без матери, без отца, когда ему кажется, что только родители могли бы его выслушать, посоветовать, помочь, а если надо, то и простить и пожалеть».

Взрослый человек опытнее и мудрее. Он уже был когда-то маленьким, и поэтому ему легче представить себя на месте ребёнка и понять какие мысли и чувства беспокоят нежную детскую душу и требуют внимания, сочувствия и соучастия.

Да, дети нас иногда утомляют. Устаём мы от того, что надо затратить время, свои душевные силы, энергию, чтобы уделить ребёнку внимание, оказать помощь, подняться до его чувств и понятий. Сколько неприятных последствий бывает, когда у взрослых нет желания или возможности понять ребёнка, разобраться в его проблемах, дать ему добрый совет. Своим равнодушием и невниманием старшие отбивают у детей всякое желание делиться с ними самым сокровенным. А ребёнок очень нуждается в мудром, заботливом друге, который помог бы ему в самореализации, и не находя такого, замыкается, уходя в себя или в компьютер, как искусственный заменитель собеседника. Порой взрослым некогда следить за правильным питанием, за своим здоровьем и даже за воспитанием собственных детей, а в итоге – они хотят, чтобы дети их были самые замечательные.

Взрослые часто настолько погружены в проблемы, что живут «…словно всегда в тумане. Тоскливый туман их окружает. Ни больших радостей, ни больших печалей. Все как-то серо и серьезно. Детская радость и тоска налетают как ураган, а их — еле плетутся». Они разучились тонко чувствовать, ярко, эмоционально переживать, горько плакать и заразительно смеяться. Уже не способны они, как раньше в детстве, с восторгом радоваться самому себе и жизни: ощущать всю её полноту, смотреть на мир широко раскрытыми восхищёнными глазами. Взрослые не только умеют успешно решать проблемы, но, также успешно научились создавать их себе сами. Столько в их душе критики, сомнений, противоречий! Эта психологическая повесть помогает преподавателю увидеть весь школьный учебный процесс глазами ученика и понять возникающие у него трудности в общении и обучении.

Взрослые не разрешают детям драться и часто думают, что они дерутся ради удовольствия. Автор утверждает, что это не так. Есть среди детей «…озорники – мальчишки посильнее, которые задирают слабых», и могут привести в ярость даже самого тихого ребёнка. Задирам надо давать урок – «ставить их на место». Среди детей также есть хулиганы, но ребятам от них труднее защищаться, чем взрослым, никто им не помогает (ни милиция, ни общественность),  приходиться справляться самим. Как досадно бывает детям подозрительное, недоверчивое отношение со стороны взрослых, и бесправное, зачастую беспомощное положение ребёнка в обществе, когда безнаказанно ущемляются его права и оскорбляется его достоинство. Плохо, что дети не всегда знают и используют свои права. У взрослых есть хотя бы суды. А ребёнок может только пойти пожаловаться, а взрослые жалоб не любят, они всегда защищают младшего или того, кто им больше нравится, а чаще говорят, что жаловаться нехорошо.

Ребятам тяжело живётся, когда взрослые даже не пытаются их понять, не считаются с их чувствами и желаниями, и вообще считают, что «дети — это будущие люди. Значит, они только еще будут, значит, их как бы еще нет», и можно не воспринимать их всерьёз. Беда в том, что взрослые не видят в ребёнке личность. А ведь и у детей есть свои проблемы в жизни, радости и печали, и они вполне настоящие и достойные внимания.

Как бывает психологически трудно детям постоянно материально и морально зависеть от взрослых, от их помыслов, настроения, самочувствия, прихотей.

Взрослым часто кажется, что дети глупы, неинтересны, мало что понимают, и не достойны уважения. А детям обидно пренебрежение и высокомерие со стороны взрослых. Но кроме глупости и озорства,  у детей бывают умные мысли и разговоры. Они любят мечтать и думать о будущем, причём делают это талантливо и практично.

От хорошего взаимопонимания детей и взрослых выиграли бы только обе стороны. Поэтому надо стремиться к искренним, дружеским, добрым взаимоотношениям. «Все мы похожи друг на друга. Во взрослом человеке много детского, в детях много взрослого. Только мы не нашли еще об­щего языка». А для этого надо плодотворно общаться, советоваться друг с другом, заниматься совместным творческим делом и вместе отдыхать.

Писатель сравнивает общеобразовательные школы своего детства и взрослого периода жизни, и отмечает значительный прогресс в их развитии. Раньше школы были строгие, словно тюрьма, скучные. В старой школе учитель за провинность мог отодрать ребёнка за ухо, стукнуть его линейкой по рукам или того хуже: высечь настоящими розгами. Сейчас дети уже не испытывают того страха и ужаса перед наказанием, побои отменены, учиться стало интереснее, можно свободно проявлять своё воображение, ум, талант, вдохновение в процессе обучения. «Вдохновение - это когда трудная работа становится вдруг легкой. И тогда очень приятно рисовать, писать, вырезать, что-нибудь мастерить. Все тогда удается, а ты даже и сам не знаешь, как ты это делаешь. Словно все само собой делается, словно кто-то за тебя работает, а ты только смотришь. А когда закончишь, то удивляешься — точно это не твоя работа. И устал и доволен, что так хорошо всё получилось». Преподаватели сейчас стали терпеливее и мудрее в отношениях с учащимися.

Надо спокойно относиться к менее способным детям, ведь каждому хочется стать лучше. Необходимо активно поддерживать это желание и помогать бороться с трудностями и недостатками.

Автор справедливо замечает: чтобы ребёнок от неудач сразу не терял веру в себя, кроме критики, надо его где-то, и похвалить, ободрить, утешить. Критика должна быть не унизительной, а созидательной. «Ребенок на ласку отвечает лаской, а гнев в нем сразу порождает отпор».

Не должно быть зависимости успеваемости каждого ученика только от всего класса или от настроения учителя. Оценки преподавателя должны быть объективными, справедливыми, дифференцированными, с пояснениями и дополнениями к ним, с программой на дальнейшее развитие способностей ученика.

Автор на примере своего взгляда из детства делает мудрый вывод: хороший учитель должен найти общий язык с учениками и создать комфортную психологическую обстановку взаимной откровенности и доверия между педагогом и классом, чтобы не было вражды, раздражения и недопонимания. Даже если у учителя есть любимчики в классе, то не надо показывать этого, чтобы кто-то об этом знал.

Я согласна с Я. Корчаком, что каждый ученик требует к себе индивидуального подхода в воспитании и обучении. А возникающие при этом проблемы эффективно решать сообща. Только когда взрослые станут относиться к ребёнку как к личности, уважать его мысли и чувства, показывать достойный пример своим поведением, они смогут воспитать в нём сильную, положительную личность, способную успешно социализироваться в будущем.

Автор, как опытный педагог, показывает психологические тонкости своей работы с детьми, и делится профессиональными секретами.

 

Источники:

 

1.http://domostroitel.org.ru/page/lyubov-k-detyam

2. http://lib.rus.ec/b/366626/read

3. http://sentibrina.com.ua/children-about-love/

4. http://www.koolinar.ru/blog/comments/4126

5. Буржуазная педагогика на современном этапе  / Под ред. З.А. Мальковой, Б.Л. Вульфсона. М.,1984. С. 90.

6. Роджерс К.Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека. Общ. ред. и предисл. Исениной Е.И. – М., 1994. С.20.

7.Веселова В.В.  Билет в будущее. М., 1990. С.31

 

Комментарии пользователей /0/
Комментариев нет...
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наши услуги



Мы в соц. сетях

    Персональные сообщения